Покушение на посредничество во взяточничестве

Подборка наиболее важных документов по запросу Покушение на посредничество во взяточничестве (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Покушение на посредничество во взяточничестве

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 252 "Пределы судебного разбирательства" УПК РФ"Так в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемой, в обвинительном заключении и в приговоре указано, что Р. совершила покушение на посредничество во взяточничестве и активно способствовала не только взяткодателю, но и взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. Одновременно с этим в тексте вышеуказанных процессуальных документов указано, что должностные лица Департамента транспорта г. Москвы получать взятку не намеревались. Из материалов уголовного дела следует, что должностным лицам Департамента транспорта г. Москвы не было известно о противоправных действиях Р. и иных лиц.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Покушение на посредничество во взяточничестве

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Вопросы квалификации посредничества во взяточничестве
(Соколов М.А., Мелешко Д.А.)
("Законность", 2019, N 8)
Так, Апелляционным определением Верховного Суда РФ оставлен без изменения приговор суда первой инстанции в отношении В. и А., действия которых были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 291.1 УК (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ) как покушение на посредничество во взяточничестве. В апелляционном представлении государственный обвинитель со ссылкой на положения ст. ст. 9, 10 УК об обратной силе уголовного закона поставил вопрос о переквалификации действий В. и А. на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). В обоснование своих доводов прокурор указал, что положение осужденных, которые в качестве обвиняемых были привлечены за соучастие в неоконченном преступлении в форме пособничества, ухудшилось после квалификации их действий судом как покушения на посредничество во взяточничестве, т.е. непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя, что предполагает иную форму соучастия в преступлении.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Посредничество в уголовном праве: сложные вопросы квалификации
(Пейсикова Е.В., Гейнце О.В.)
("Законность", 2019, N 9)
В частности, по уголовному делу в отношении Л. и Т. первый из них признан виновным в том, что, работая следователем военного следственного отдела Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургскому гарнизону Ленинградского военного округа, в своем служебном кабинете совершил покушение на получение взятки в размере 150 тыс. руб. от младшего сержанта контрактной службы С. за незаконное прекращение в отношении его уголовного дела по ст. 337 УК, а осужденный Т. признан виновным в том, что, работая адвокатом коллегии адвокатов Санкт-Петербурга "Полюс", совершил покушение на посредничество в этом преступлении. Действия осужденных были пресечены сотрудниками ФСБ России. При этом Т. не только фактически передал взятку следователю Л., но и уговорил С. передать незаконное вознаграждение и иным образом способствовал достижению соглашения между взяткодателем и взяткополучателем <6>. Таким образом, в действиях Т. были признаки не только физического, но и интеллектуального посредничества. Тем не менее действия Т. расценены судом как покушение на посредничество во взяточничестве, хотя по сути эти действия являются оконченным посредничеством, несмотря на то что передать ценности следователю Л. не удалось в связи с пресечением их действий. На наш взгляд, когда имеет место интеллектуальное посредничество, которое может выражаться, например, в телефонных переговорах между посредником и соучастниками, в предоставлении информации о возможном способе совершения преступления и т.п., совершение этих действий само по себе образует объективную сторону второй формы посредничества, и квалификация их как покушения неправильна.