Предоставление документов по запросу полиции

Подборка наиболее важных документов по запросу Предоставление документов по запросу полиции (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Предоставление документов по запросу полиции

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 11 "Права и обязанности страховщиков" Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования"
(Юридическая компания "TAXOLOGY")
ФСС РФ отказал обществу в принятии к зачету расходов, произведенных на выплату страхового обеспечения, поскольку общество не представило документы, подтверждающие наступление страхового случая, - листки нетрудоспособности и справки о рождении детей. Суд установил, что необходимые документы отсутствуют по причине хищения сейфа из помещения общества (обществом было представлено постановление о возбуждении уголовного дела, заверенная органами полиции опись украденных документов, запрос в органы полиции о результатах расследования, копия постановления о приостановлении предварительного следствия). В связи с этим суд истребовал дубликаты документов у медицинского учреждения и отдела службы записи актов гражданского состояния. Получив необходимые документы и пояснения, суд пришел к выводу, что факты наступления страховых случаев подтверждены. Таким образом, отказ Фонда в возмещении расходов неправомерен.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 22 "Порядок назначения и выплаты страхового обеспечения" Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования"
(ООО "Журнал "Налоги и финансовое право")
Как указал суд, признавая доводы Отделения ФСС РФ несостоятельными, наступление страхового случая достоверно подтверждается документами из больницы. Страхователь не представил необходимые документы Фонду в ходе проверки по уважительной причине - хищение сейфа. Данные обстоятельства подтверждаются постановлением о возбуждении уголовного дела, описью украденных документов, запросом в органы полиции о результатах расследования, копией постановления о приостановлении предварительного следствия.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Предоставление документов по запросу полиции

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Налоговое право: Курс лекций"
(Тютин Д.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020)
Э.Н. Нагорная приводит примеры судебно-арбитражной практики, когда документация налогоплательщика изымалась органами налоговой полиции, в связи с чем налогоплательщик лишался возможности ее представления в суд. Конечно, в этих случаях, независимо от того, на ком лежит обязанность по доказыванию, обязанность по представлению этих документов переходит на налоговый орган, по запросу которого налоговая полиция могла представить ему копии изъятых документов. Одновременно суд в силу обязанности по доказыванию в налоговом споре должен был, со своей стороны, принять меры к получению необходимых сведений у органов налоговой полиции <1604>.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Вопрос: При проверке за 2020 г. ФСС РФ не принял к зачету расходы организации на оплату листков нетрудоспособности в связи с их утерей. Можно ли подтвердить правомерность расходов иными документами (в том числе письмами из лечебного учреждения, копиями корешков листков нетрудоспособности)?
(Консультация эксперта, 2021)
Судами при признании незаконными решений органов ФСС РФ о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения учитывается также объективная невозможность представления листков нетрудоспособности (постановление о возбуждении уголовного дела в связи с хищением сейфа, заверенная органами полиции опись украденных документов, запрос в органы полиции о результатах расследования, копия постановления о приостановлении предварительного следствия), а также пояснения медицинского учреждения и копии книг регистрации листков нетрудоспособности (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.07.2019 N Ф02-2834/2019 по делу N А19-8910/2017).

Нормативные акты: Предоставление документов по запросу полиции

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016)
Комитет отмечает утверждения государства-участника о том, что жалобы автора в отношении жестокого поведения С. по отношению к ней необоснованны, поскольку она не предоставила доказательств или документов, подтверждающих ее заявление о том, что С. жестоко обращался с ней, угрожал ей, запугивал и преследовал ее и О.В. Комитет отмечает, что автору было сложно представить такие документы, находясь в Австрии, особенно после того как все ее запросы на получение документов от датских органов власти были проигнорированы и/или отклонены. Кроме того, Комитет отмечает, что государство-участник не представило подробную информацию и документы о действиях и бездействии полиции, в частности незаконного ареста и взятия автора под стражу с 6 по 7 сентября 2010 г., а также неспособности правоохранительных органов предпринять действия против посягательства С. на ее собственность и его угрожающего поведения. Комитет полагает, что при сложившихся обстоятельствах датские органы власти, особенно полиция, прокурор и суды, не только оказались неспособными обеспечить эффективную защиту автора и О.В., законное право на опеку которого имелось у автора, но и совершили ряд противоправных деяний, а именно: передача (пусть даже временно) права опеки над О.В. от автора к С. в результате судопроизводства при наличии одной стороны, в ходе которого районная государственная администрация опиралась только на версию событий, представленную С.; передача С. прав на опеку Окружным судом Хельсингера 22 декабря 2010 г. опять-таки на основании заявления С., которое содержало такие ложные факты, как утверждение, что С. брал на себя основную часть обязанностей по уходу за О.В., а также очевидная неспособность со стороны обоих органов власти принять во внимание наилучшие интересы О.В.; незаконный арест и взятие автора под стражу в сентябре 2010 г. и привлечение ее к ответственности согласно разделу 215 (2) Уголовного кодекса Дании, а также снятие с нее обвинений два г. спустя 20 декабря 2012 г., в результате чего она не могла присутствовать на разбирательствах об опеке, опасаясь задержания, и, таким образом, не имела возможности доступа к правосудию. Что касается похищения О.В. со стороны С. в Австрии, Комитет также принимает к сведению отсутствие сотрудничества с австрийским Центральным управлением со стороны государства-участника, а также его отказ выдать С. австрийским органам власти в соответствии с международным ордером на арест, выданным 3 апреля 2012 г. Комитет напоминает, что в соответствии с Гаагской конвенцией центральные управления обязаны сотрудничать друг с другом и обеспечивать скорейшее возвращение неправомерно вывезенных детей, а также гарантировать эффективное соблюдение прав на опекунство и доступ согласно законодательству одного договаривающегося государства на территории другого договаривающегося государства. Комитет также выражает обеспокоенность недостаточным обоснованием, представленным Министерством юстиции, выступающим в качестве датского Центрального управления, в отношении его отказа выдать С. Австрии после выдачи австрийскими органами власти ордера на арест 3 апреля 2012 г. в связи с похищением О.В. со стороны С. на том основании, что, во-первых, поскольку О.В. находился под опекой С. в Дании, правонарушение, в связи с которым был выдан ордер на арест, было частично совершено в Дании, а, во-вторых, в Дании соответствующее деяние не считается уголовным правонарушением, потому что согласно датскому законодательству С. имеет право опеки над О.В. (пункт 5.7 Мнений).
Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2018 N 27-П
"По делу о проверке конституционности абзаца второго части 6 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области"
Поводом к рассмотрению дела явился запрос Законодательного Собрания Ростовской области. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое в запросе законоположение.