Жалоба на действия полиции

Подборка наиболее важных документов по запросу Жалоба на действия полиции (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Жалоба на действия полиции

Судебная практика: Жалоба на действия полиции

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 19.3 "Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника органов федеральной службы безопасности, сотрудника органов государственной охраны, сотрудника органов, осуществляющих федеральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции, либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы либо сотрудника войск национальной гвардии Российской Федерации" КоАП РФ
(ООО "Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения")
Суд, отказывая в удовлетворении требований физического лица об отмене постановления о привлечении к ответственности по статье 19.3 КоАП РФ, отметил, что довод жалобы об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 КоАП РФ, поскольку лицо добровольно выполнило требования сотрудников полиции, покинув самостоятельно кабинет дознавателя, опровергается имеющимися в материалах дела и исследованными судебными инстанциями доказательствами, в частности рапортами дознавателей ОД ОП УМВД России по муниципальному образованию, а также доводами жалобы самого заявителя, в которой он лично указывает, что ему неоднократно делали замечания по поводу невмешательства в допрос потерпевшей, который проводил дознаватель, просили не мешать следственным действиям, выйти из кабинета, на что он отвечал отказом, поскольку не успел дописать жалобу на действия сотрудников полиции, несмотря на то, что ему разъяснили, что жалобу он может написать и подать в дежурной части.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 53 "Обжалование действий (бездействия) сотрудника полиции" Федерального закона "О полиции"
(О.М. Кабанов)
Арбитражный суд прекратил производство по иску индивидуального предпринимателя к Главному управлению МВД России по субъекту Российской Федерации о признании незаконными действий в части сбора, хранения, использования и распространения информации о его деятельности путем передачи принадлежащих ему информационных баз межрайонной инспекции ФНС России по субъекту Российской Федерации с целью установления дополнительных сведений и получения достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела за уклонение физического лица от уплаты налогов, так как в силу ст. 53 ФЗ "О полиции", п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской от 10.02.2009 N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" если действия работников полиции осуществлены в рамках уголовно-процессуальных правоотношений, то они не подлежат оспариванию в порядке арбитражного судопроизводства, а в порядке ст. 125 УПК РФ.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Жалоба на действия полиции

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: К вопросу о проблемах применения мер административного принуждения в виде направления правонарушителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения
(Костин С.Г.)
("Административное право и процесс", 2018, N 8)
Право проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения предоставлено только должностным лицам, уполномоченным осуществлять надзор и контроль за безопасностью движения и эксплуатацией транспортных средств <7>. Освидетельствование осуществляется с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов на бумажном носителе и соответствующих нормам российского законодательства. Законодатель предоставил право осуществлять данную процедуру в местах выявления правонарушения. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения может проводиться только в медицинских организациях, которые имеют лицензию на данный вид деятельности, в местах, специально оборудованных для данной процедуры, врачом либо фельдшером, прошедшим специальную подготовку по вопросам медицинского освидетельствования на состояние опьянения. И здесь нередко возникают проблемы как правового, так и организационного характера. Во-первых, не всегда на территориях, обслуживаемых ОВД, есть в наличии медицинские организации, соответствующие установленным требованиям, либо недостаточное количество, а иногда и полное отсутствие работников, имеющих право проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Также у сотрудников полиции не всегда есть возможность, особенно в ночное время либо в силу климатических условий, особенностей рельефа местности, отдаленности места совершения правонарушения, доставлять правонарушителя для проведения освидетельствования в медицинские организации. В результате сотрудники полиции при выявлении правонарушений, например, предусмотренных ст. 20.21, 20.22 КоАП РФ, ограничиваются отбором объяснений у правонарушителя и свидетелей. Впоследствии граждане обращаются в суд с жалобой на действия сотрудников полиции. Судьи при рассмотрении жалобы признают привлечение гражданина к административной ответственности незаконным, мотивируя это отсутствием в деле об административном правонарушении акта медицинского освидетельствования.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Анализ нарушения гарантий независимости адвокатов сотрудниками правоохранительных органов при защите личности в уголовном судопроизводстве
(Мамонова Н.В., Гаврилова Е.А.)
("Адвокатская практика", 2019, N 2)
Другой пример из практики. В период расследования было установлено, что Л. является инвалидом с детства, состоит на учете у врача-психиатра и в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ в силу психических недостатков не мог самостоятельно осуществлять свое право на защиту. С момента фактического задержания подозреваемого адвокат не был допущен к защите. Без защитника с участием подозреваемого был проведен ряд следственных действий. После того как адвокат был допущен в уголовное дело, защитником было заявлено одиннадцать ходатайств (почти все были отклонены), подана жалоба прокурору на действия сотрудников полиции и др. В ходе предварительного следствия между адвокатом и обвиняемым Л. были установлены доверительные отношения. В беседе доверитель сообщал защитнику, что он неоднократно подвергался психологическому воздействию как со стороны сотрудников полиции, так и следователя, который предлагал ему отказаться от неудобного защитника взамен на свидания с родственниками. После таких "задушевных разговоров" с представителями органов государственной власти подзащитный Л. был напуган и подавлен. В отсутствие адвоката Л., находясь в ИВС, под диктовку следователя вынужден был написать заявление об отказе от защитника. На основании заявления обвиняемого Л. следователь отстранил адвоката от осуществления им защиты своего подзащитного по соглашению и был приглашен адвокат по назначению.

Нормативные акты: Жалоба на действия полиции

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016)
Оценка Комитетом фактических обстоятельств дела: [п]ри оценке риска применения пыток... Комитет отмечает утверждение заявителя о том, что существует предсказуемая, реальная и личная опасность того, что он будет подвергнут пыткам и, возможно, будет убит в случае возвращения в Китай, поскольку он был арестован, заключен под стражу и подвергнут пыткам китайской полицией в 2005 году после того, как перевез в своем такси предполагаемого уйгурского террориста, и полиция разыскивала его в его доме в период его содержания под стражей и в течение месяца после этого. Комитет также принимает к сведению утверждение государства-участника о том, что его национальные органы пришли к заключению, что заявителю недостает убедительности, поскольку, в частности, он не ходатайствовал о предоставлении убежища в установленные сроки после событий, которые заставили [его] покинуть Китай в 2005 году, а ждал до тех пор, пока не был арестован в 2011 году; он делал противоречащие друг другу заявления о своем этническом происхождении; его жалобы в отношении действий китайской полиции во время его содержания под стражей и последующего освобождения являются неправдоподобными; он не смог дать четкие ответы на вопросы о своем родном городе и своей жизни там; экзамен на знание языка указал, что его использование языка несовместимо с речью провинции, из которой он, как он утверждает, родом; и он отказался ответить на вопросы, касающиеся его ходатайства о предоставлении убежища, в ходе второго собеседования с сотрудниками Иммиграционной службы Дании в 2013 году. Комитет отмечает, что заявитель не отрицает утверждение государства-участника о том, что он сделал противоречивые заявления по поводу своего этнического происхождения. Комитет... отмечает, что инциденты, которые привели к тому, что заявитель уехал из Китая, имели место в 2005 году, и отмечает, что заявитель не сделал никаких заявлений и не представил доказательств по крайне важному вопросу о том, существует ли в настоящее время опасность подвергнуться пыткам в случае возвращения в Китай, учитывая, что прошло уже 10 лет (пункт 7.4 Соображения).
"Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека N 6 (2020)"
(подготовлен Верховным Судом РФ)
Суд установил, что полиция провела по жалобам заявительницы ряд "доследственных проверок", которые неизменно заканчивались отказом возбуждать уголовное дело на том основании, что не было совершено никакого преступления, подлежащего уголовному преследованию. Прокуроры, осуществлявшие надзор, отменили несколько постановлений по завершении доследственных проверок. Очевидно, они сочли, что утверждения заявительницы носили достаточно серьезный характер и это требовало дополнительного рассмотрения ее жалоб. Однако полицейские не осуществили никаких дополнительных следственных действий и опять выносили постановления об отказе в возбуждении уголовных дел; формулировки этих постановлений, по сути, повторяли текст предыдущих постановлений. С. продолжал преследовать заявительницу в течение более чем двух лет, и за это время органы власти так и не начали уголовного расследования по факту применения или высказывания им угроз применения насилия в отношении заявительницы. Единственное уголовное дело, которое было возбуждено 1 января 2016 года, не относилось ни к одному из эпизодов насилия и касалось, как было отмечено выше, относительно незначительного правонарушения - публикации фотографий заявительницы (пункт 94 постановления).