Крупная сделка банкротство

Подборка наиболее важных документов по запросу Крупная сделка банкротство (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Крупная сделка банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 99 "Права и обязанности внешнего управляющего" Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"
(В.Н. Трофимов)
Суд разъяснил, что в силу ст. 99 Закона о банкротстве внешний управляющий имеет право распоряжаться имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными указанным Законом. Ограничения по распоряжению имуществом должника, установленные для внешнего управляющего, приведены в ст. 101 Закона о банкротстве и охватывают четыре группы возможных сделок: крупные сделки, сделки с заинтересованностью, сделки по продаже заложенного имущества, отдельные виды сделок из перечня п. 4 этой нормы права. Эти сделки совершаются внешним управляющим только с согласия собрания или комитета кредиторов. За установленными в данной норме изъятиями внешнему управляющему принадлежит полное право распоряжения имуществом должника, включая реализацию алкогольной продукции; денежные средства, получаемые в результате данных сделок, подлежат аккумулированию внешним управляющим для погашения задолженности должника, что согласуется с закрепленной в ст. 20.3 Закона о банкротстве обязанностью арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 197 "Общие положения банкротства субъектов естественных монополий" Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"
(В.Н. Трофимов)
По мнению суда, по смыслу ФЗ "О естественных монополиях" и параграфа 6 гл. 9 Закона о банкротстве потребность установления особенностей правового регулирования всех процедур несостоятельности (банкротства) субъекта естественной монополии обусловлена возможным наступлением неблагоприятных последствий банкротства не только для самой организации - должника, но и в большей степени для потребителей ее товаров и услуг, поскольку специфика деятельности субъекта естественной монополии связана с тем, что его потребители лишены возможности выбрать другого поставщика (исполнителя) для удовлетворения своих потребностей в данных товарах (услугах). Как при этом отметил суд, разъясняя порядок применения п. 1 ст. 197 Закона о банкротстве, особенность правового статуса субъекта естественной монополии обусловлена также осуществляемым государственным регулированием цен на их продукцию и услуги, контролем над инвестициями и крупными сделками, запретом на произвольное прекращение или ограничение деятельности. В этой связи при введении той или иной процедуры банкротства необходимо избегать поспешности и формализма, учитывать социально-экономические последствия банкротства организации.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Крупная сделка банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Опасность контрмажоритаризма при оспаривании корпоративных решений
(Степанов Д.И.)
("Закон", 2020, NN 11, 12; 2021, N 1)
В-третьих, для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: (1) количественного (сопоставление цены сделки со стоимостью активов общества) и (2) качественного, предполагающего оценку, выходит ли эта сделка за пределы обычной хозяйственной деятельности, т.е. приведет ли ее совершение к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 27). Опять-таки авторство этой идеи легко угадывается <35>, правда, при подготовке тогда еще проекта Постановления Пленума ВС РФ N 27 ситуация была усугублена разъяснением, на какой момент времени и как следует определять указанный качественный критерий, причем усугублена дважды и оба раза не в пользу миноритариев, а, напротив, всемерно учитывая интересы мажоритария и контрагента общества, что-либо приобретающего с подачи такого мажоритария. Так, при решении вопроса, присутствует ли качественный критерий в конкретной сделке, предложено исходить из того, что "он должен иметь место на момент совершения сделки" (абз. 4 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 27). Однако "последующее наступление таких последствий само по себе не свидетельствует о том, что их причиной стала соответствующая сделка и что такая сделка выходила за пределы обычной хозяйственной деятельности" (там же). Получается, что при решении вопроса, одобрять ли в принципе сделку как крупную или нет (подпадает ли она под критерии крупной, даже если ее стоимость составляет 200 - 300% от балансовой стоимости активов общества (когда налицо количественный критерий)), нужно на момент одобрения сделки - задолго до ее фактического совершения, т.е. передачи имущества, осуществления платежа и т.п. - дать суждение, а не приведет ли сделка к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштаба. Правда, в такой конструкции изначально заложен момент, исключающий негативное суждение (эта сделка приведет к негативным последствиям, если ее совершить, в будущем). Почему? Абсолютно очевидно, что всякая одобряемая сегодня сделка не может и не должна привести к указанным негативным последствиям, иначе кто же станет предлагать одобрить сделку, результатом которой станет де-факто ликвидация компании, причем немедленно? Соответственно, с точки зрения таким образом настроенного качественного критерия крупности сделки почти все крупные сделки на суммы свыше 50% балансовой стоимости активов окажутся совершаемыми в рамках обычной хозяйственной деятельности. Ибо в момент принятия решения собранием фактической ликвидации бизнеса же не случается. Однако и это не все! Если сделка была одобрена как крупная (или совершена без одобрения, а миноритарий, узнав о такой неодобренной сделке, пытается ее оспорить), то впоследствии истцу-миноритарию будет практически невозможно ее оспорить: даже если наступили описанные выше негативные последствия, это все равно не означает - как говорит тут же высший суд, - что конкретная сделка была крупной (ликвидация или банкротство могли случиться из-за иной, внешней причины, а не из-за совершения такой-то сделки). Видимо, если в учебниках по корпоративному праву можно описать пример явного бесправия миноритария, установленного в угоду мажоритарию, то данный случай будет хрестоматийным.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Институт крупной сделки в российском праве: основные этапы, тенденции и перспективы развития
(Габов А.В.)
("Предпринимательское право", 2018, N 3)
<42> К примеру, в Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (ст. 76) к крупным сделкам относились сделки, влекущие распоряжение недвижимым имуществом или иным имуществом должника, балансовая стоимость которого превышает 20 процентов балансовой стоимости активов должника на момент заключения сделки; в действующем Федеральном законе от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (ст. 101) критерий уже иной: к крупным сделкам относятся сделки или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более чем 10 процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения такой сделки. Уточнение самого круга сделок, которые могут подпасть под критерий крупных, явно положительно, а вот резкое увеличение критерия крупности никаких объяснений не имеет.

Нормативные акты: Крупная сделка банкротство

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ
(ред. от 20.04.2021)
"О несостоятельности (банкротстве)"
о заключении соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника;
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Решение Татарстанского УФАС России от 03.11.2020 N 016/10/18.1-1982/2020
Нарушение: п. 12 ст. 110 Закона о несостоятельности (банкротстве).
Решение: Признать жалобу обоснованной; предписание не выдавать.
Комиссия Татарстанского УФАС России приходит к выводу, что организатор торгов неправомерно отклонил заявку заявителя на этапе рассмотрения заявок участников торгов по основаниям, отраженным в протоколе об определении участников торгов. Согласно норме статьи 110 Закона о банкротстве отклонение заявки участников торгов правомерно в случае, если заявка не соответствует требованиям, установленным в извещении о проведении торгов. Однако, учитывая, что в требованиях, установленных в извещении о проведении торгов, не установлено требование к предоставлению в составе заявки решения об одобрении крупной сделки, решение об отклонении заявки участника, принятое организатором торгов является неправомерным.