Налог на прибыль организаций

Налог на прибыль организаций.

15. Нормы статей 275, 309 и 310 Налогового кодекса РФ и Конвенции между Правительством РФ и Правительством Австрийской Республики от 13.04.2000 регламентируют применение пониженной ставки налога с дивидендов, определяемой на дату выплаты дивидендов при одновременном соблюдении условий касательно доли и объема участия в уставном капитале.

Инспекция пришла к выводу о неправомерном исчислении обществом налога на доходы иностранной организации по ставке 5 процентов, предусмотренной подпунктом "а" пункта 2 статьи 10 Конвенции между Правительством РФ и Правительством Австрийской Республики от 13.04.2000 "Об избежании двойного налогообложения..." (далее в данном пункте - Конвенция), в отношении дивидендов, выплаченных в 2014 году, начисленных за 2012 - 2013 годы в пользу иностранной компании, так как общество обязано было исчислить и удержать налог на доходы иностранных организаций по ставке 15 процентов в отношении дивидендов, выплаченных за 2012 год в связи с невыполнением обществом условия участия в российской компании в размере более 100 000 долларов США, установленного Конвенцией от 13.04.2000 для применения ставки 5 процентов в периоде, за который выплачены дивиденды.

Однако Верховный Суд Российской Федерации поддержал позицию налогоплательщика и арбитражного суда кассационной инстанции о том, что соблюдение условий касательно доли участия и объема участия, установленных статьей Конвенции "Дивиденды" в целях применения положений статей 275, 309 и 310 Налогового кодекса РФ и Конвенции, необходимо учитывать на дату выплаты дивидендов. На дату выплаты дивидендов указанные условия участия в российской компании обществом были соблюдены.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.07.2016 N 307-КГ16-8606 по делу N А05-6325/2015 (ОАО "Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат" против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Архангельской области и Ненецкому автономному округу).

16. Увольнение работника является завершающим этапом его вовлечения в деятельность налогоплательщика, в связи с чем вывод о несоответствии расходов, производимых при увольнении работников, требованиям пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ не может следовать из того факта, что работник в дальнейшем не сможет приносить доход организации результатом своего труда.

Однако это не означает, что экономически оправданными могут признаваться расходы, произведенные вне связи с экономической деятельностью налогоплательщика, то есть, по существу направленные на удовлетворение личных нужд уволенных граждан за счет бывшего работодателя.

Общество учло суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов.

Судами установлено, что прекращение трудовых отношений имело место не по указанным в пункте 9 статьи 255 Налогового кодекса РФ вынужденным для работников причинам, а по обоюдному согласию сторон трудового договора. Несмотря на это, в соглашениях о расторжении трудовых договоров предусмотрено осуществление в пользу работников выплат, названных "компенсациями".

Экономическая оправданность затрат на выплату "компенсаций" увольняемым работникам, с точки зрения общества, состояла в минимизации затрат, имея в виду, что в случае увольнения работников по сокращению штата им причитались бы большие суммы выплат.

Учитывая, что доказательства того, что фактически налогоплательщик преследовал цель уменьшения численности работников, в материалах дела отсутствовали, хотя данное обстоятельство требует выяснения, Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации дело направлено на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отметила, что выплаты, производимые на основании соглашений о расторжении трудового договора, могут выполнять как функцию выходного пособия (заработка, сохраняемого на относительно небольшой период времени до трудоустройства работника), так и по существу выступать платой за согласие работника на отказ от трудового договора.

При этом на налогоплательщике лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 по делу N А40-94960/2015 (ООО "Парламент Продакшн" против Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по крупнейшим налогоплательщикам).

17. Положения Федерального закона N 178-ФЗ "О внесении изменений в статью 288.1 части второй Налогового кодекса Российской Федерации", которыми внесены изменения в порядок применения льготы по налогу на прибыль организаций, не могут распространяться на правоотношения, связанные с уплатой налога на имущество организаций, поскольку объектом обложения налогом на имущество организаций является иное экономическое основание, а не прибыль, как таковая.

Включенная в реестр резидентов Особой экономической зоны Калининградской области в декабре 2006 года организация начала применять льготу по налогу на имущество организаций только с 2007-го, тогда как в соответствии с пунктом 3 статьи 385.1 Налогового кодекса РФ нулевая ставка по налогу на имущество организаций применяется в течение шести календарных лет с даты включения налогоплательщика в реестр резидентов Особой экономической зоны. В компании посчитали, что льготный период необходимо считать именно с 1 января года, следующего за годом включения в реестр, по аналогии с льготным периодом по налогу на прибыль организаций для резидентов Особой экономической зоны, что позволило применить льготу также за 2012 год.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации поддержала налоговый орган в том, что изменения указанным законом внесены только в статью 288.1 Налогового кодекса РФ и касались исчисления льготного периода по налогу на прибыль организаций, а действующий порядок исчисления периода применения льготных ставок по налогу на имущество организаций сохранен. Таким образом, в данном споре льготная налоговая ставка по налогу на имущество организаций для резидентов Особой экономической зоны подлежит применению организацией с 2006 по 2011 год.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 08.11.2016 N 307-КГ16-7941 по делу N А21-7635/2014 (ООО "А-Инвестмент Групп" против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Калининградской области).