Главная

Интернет-интервью с Ц.А. Шамликашвили,
президентом Научно-методического центра медиации и права:
"Саморегулирование в медиации: новый этап интегрирования примирительных процедур в российское общество"

29 августа 2011 года состоялось интервью с президентом Научно-методического центра медиации и права, председателем подкомиссии Ассоциации юристов России по альтернативному разрешению споров и медиации Цисаной Автандиловной Шамликашвили, в ходе которого она рассказала о перспективах применения и особенностях развития процедур медиации в нашей стране, подробно остановилась на вопросах создания и функционирования саморегулируемых организаций медиаторов и первоочередных задачах, которые стоят перед СРО, а также ответила на ряд поступивших вопросов. Тема интервью: "Саморегулирование в медиации: новый этап интегрирования примирительных процедур в российское общество". Благодарим всех посетителей сайта, приславших свои вопросы.  

КонсультантПлюс: С вступлением в силу в январе 2011 года Федерального закона от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" в нашей стране начался новый этап в формировании системы досудебного урегулирования споров. Как Вы считаете, можно ли говорить о том, что медиация оказалась востребована в российском обществе? Ведется ли какой-то мониторинг и анализ практики применения примирительных процедур в России?

1Шамликашвили Цисана Автандиловна: Безусловно, что процедура медиации, которая применяется в нашей стране уже более шести лет, становится все более востребованной российским обществом. Продиктовано это вполне объективными условиями. Россия, являясь частью мирового пространства, в том числе и экономического, нуждается в медиации, и, несомненно, будет использовать ее и в дальнейшем, причем как на микро-, так и на макроуровне, для преодоления тех сложностей, которые неизбежно возникают под влиянием процессов глобализации и взаимной интеграции.

Если говорить о мониторинге и анализе практики применения медиации в России, то, разумеется, из-за относительной новизны самого института медиации и ввиду пока еще достаточно скромной в масштабах нашей страны медиативной практики такой учет если и ведется, то нецентрализованно, бессистемно. Мы надеемся, что с созданием Национальной организации медиаторов, которая в ближайшем времени должна приобрести статус СРО, у нас появится возможность собирать и анализировать информацию со всех уголков страны.

Вместе с тем Центром медиации и права в конце года на основе опроса будет инициировано специальное исследование, которое позволит оценить степень информированности, прежде всего юридического сообщества, а также представителей других профессий, о том, насколько активно сегодня применяется медиация и насколько велик интерес к  ней со стороны общественности.

КонсультантПлюс: С 1 января 2011 года вступил в силу Закон "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", а в марте Министерством образования и науки РФ утверждена программа подготовки медиаторов. На Ваш взгляд, какие еще законодательные инициативы, нормативно-правовые акты, стандарты и правила требуются для создания надежной правовой основы в целях осуществления медиативной деятельности?

Цисана Автандиловна: Прежде всего нужно констатировать, что той правовой законодательной базы, которая уже принята, вполне достаточно, чтобы внедрять институт медиации в деловой оборот и общественную жизнь. Что же касается новых законодательных инициатив или нормативно-правовых актов, которые могут или должны появиться в будущем, то подобные инициативы должны быть продиктованы самим развитием медиативной деятельности. Практика позволит нам увидеть слабости существующего законодательства, новые направления, в которых целесообразно усовершенствовать и укрепить законодательные основы с целью успешного внедрения нового метода. В большинстве стран мира, где медиация востребована и широко применяется, она закреплялась законодательно уже на основе накопленного практического опыта.

КонсультантПлюс: Цисана Автандиловна, законом предусмотрено, что с целью контроля за профессиональной деятельностью медиаторов могут создаваться саморегулируемые организации - ассоциации, союзы, некоммерческие партнерства. Что необходимо для того, чтобы подобные объединения начали активно формироваться? Необходимы ли СРО в медиации?

Цисана Автандиловна: Говоря о регулировании и контроле за медиативной деятельностью, необходимо проявлять большую осторожность. Медиация сама по себе не терпит излишнего вторжения, давления. Именно поэтому законом предусмотрено создание саморегулируемых организаций (СРО). Саморегулирование должно стать основой для развития медиативной деятельности, а значит, и ее регулирования. В любой профессиональной деятельности существование общей площадки, форума, в рамках которого  представители профессионального сообщества могут обмениваться мнениями, опытом, вырабатывать согласованные правила взаимодействия, как внутри корпорации, так и с внешним миром, должно только приветствоваться.

Что касается медиации, то для нее, как для новой сферы деятельности, особенно важно наличие организации, объединяющей так называемых провайдеров медиативных услуг. СРО обеспечит все условия для широкомасштабного внедрения и развития института медиации. Одним из краеугольных аспектов успешного решения этой задачи является формирование профессионального сообщества медиаторов. Сообщества, живущего и развивающегося на основе четких и ясных правил, имеющего единую стратегию развития, согласованные регламенты деятельности, правила профессионального поведения и этики, а также единое консолидированное мнение для взаимодействия с внешним миром, в том числе с органами государственной власти.

СРО также возьмет на себя и информационно-просветительскую работу, чтобы потенциальные пользователи медиации, а к ним относится буквально каждый гражданин, имели возможность узнать о медиации, познакомиться с сутью и преимуществами нового подхода. Чтобы у потребителя было понимание правил и принципов, по которым проводится процедура медиации, и чтобы он был способен сделать правильный выбор в пользу и самого процесса медиации, и провайдера услуги, и, наконец, самого медиатора.

Это огромная работа, требующая вовлечения и активного участия различных институтов общества - от системы образования до судебного сообщества. Методическая и практическая база для этого имеется. Это колоссальный опыт, накопленный нами с 2005 года. Нужны воля и ресурсы, в том числе финансовые, чтобы эти задачи решать в масштабах страны. Необходима поддержка, прежде всего со стороны предпринимательского сообщества, предпринимательских объединений и союзов, общественных организаций, в том числе тех, которые занимаются защитой прав потребителей. Для предпринимателей содействие развитию медиации - это своего рода проявление социальной ответственности, но в большей степени забота о собственной безопасности и безопасности собственного бизнеса.

КонсультантПлюс: А какие требования предъявляются к СРО?

Цисана Автандиловна: Если говорить о требованиях к СРО, то они четко прописаны как в Федеральном законе N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", так и в Федеральном законе N315-ФЗ "О саморегулируемых организациях". Для создания СРО медиаторов необходимо 100 индивидуальных профессиональных медиаторов и (или) 20 юридических лиц, одним из видов деятельности, которых является предоставление медиативных услуг. Для вступления в СРО необходимо соответствовать требованиям, предъявляемым к представителям данной профессии или организациям, если речь идет о провайдере. Одним из главных критериев является профессиональная компетентность. Соответственно минимально необходимым, но отнюдь не достаточным критерием будет профессиональная подготовка. СРО, в зависимости от того, насколько они действительно ориентированы на поддержку высокого стандарта оказываемых медиативных услуг, могут и должны предъявлять дополнительные требования к своим членам. Ведь СРО принимают на себя часть государственных полномочий - как по регулированию деятельности в своей отрасли, так и по контролю за качеством  услуг. Но самое главное, СРО в определенной степени отвечают перед гражданами, пользователями медиации за качество медиативных услуг, предоставляемых ее членами.

КонсультантПлюс: Можете ли Вы дать оценку, какое количество медиаторов в настоящее время необходимо подготовить, чтобы СРО начали полноценно функционировать по всей стране?

Цисана Автандиловна: Все дело в том, что саморегулируемых организаций не должно быть слишком много, как и медиаторов. Задача состоит не в том, чтобы обучить огромное количество медиаторов, а в том, чтобы медиаторы, которые придут на рынок, были компетентны, профессиональны, следовали канонам профессиональной этики, а медиация была востребована. Необходимо, чтобы сами медиаторы, которые пришли в профессию, прилагали усилия для того, чтобы их деятельность, их потенциал были востребованы, чтобы сформировалось положительное общественное мнение о медиации, опирающееся на понимание сути этого метода и его преимуществ. Поэтому говорить о количестве СРО, которых нужно наплодить по всей стране, наверное, не совсем корректно. Как говорится: главное не количество, а качество. Медиаторов не должно быть очень много - много должно быть медиаций, чтобы отбор происходил уже по законам рынка. А вот медиативными навыками, медиативным подходом должно владеть как можно больше людей.

КонсультантПлюс: Какой орган регистрирует и ведет реестр СРО в области медиации?

Цисана Автандиловна: Реестр СРО в сфере медиации находится в ведении Министерства экономического развития Российской Федерации.

КонсультантПлюс: Почему, на Ваш взгляд, в отношении профессии медиатора не стали применять такие жесткие инструменты государственного регулирования деятельности, как, например, лицензирование или аккредитацию? Не скажется ли это на уровне подготовки профессионального медиатора и качестве его работы?

Цисана Автандиловна: Я считаю несколько странным делить медиаторов на профессиональных и непрофессиональных, если мы предполагаем, что любая деятельность должна осуществляться компетентно. Предположу, что законодатель исходил из того, что медиация имеет достаточно широкий спектр применения, именно поэтому в законодательстве прописана возможность существования медиаторов в статусе как профессиональном, так и непрофессиональном. Ведь не можем же мы школьника, владеющего методом школьной медиации и успешно его применяющего при возникновении споров в среде сверстников, в полной мере причислить к профессиональным медиаторам. В будущем, если у него будет желание продолжать медиативную практику, ему нужно будет получить высшее образование, пройти обучение по программе подготовки медиаторов или доучиться, чтобы соответствовать требованиям к профессиональным медиаторам.

Такие инструменты, как лицензирование, неспособны в полной мере гарантировать уровень подготовки специалиста или оказания услуг тем или иным учреждением, обладающим лицензией. Наверное, саморегулирование и здесь может сыграть очень важную роль. В саморегулируемой организации должны быть повышенные требования к своим членам, и не только на момент вступления в организацию, но и в процессе сохранения этого статуса. Это поможет сохранить гарантии должного уровня и качества оказания медиативных услуг. Вместе с тем, когда мы говорим о профессиональной деятельности медиатора, следует помнить и об ответственности тех, кто будет заниматься подготовкой медиаторов, и та программа, которая утверждена Министерством образования и науки РФ, как раз и создаст основу для того, чтобы качество и уровень подготовки профессиональных медиаторов были высокими.

В программе предусмотрен курс подготовки тренеров-медиаторов. Соответственно те организации, которые будут готовить профессиональных медиаторов, должны прежде всего позаботиться о том, чтобы этой деятельностью занимались преподаватели, прошедшие тренерский курс, а те, кто готовит тренеров-медиаторов, должны иметь преподавательский состав, прошедший обучение по полной программе подготовки медиаторов. Сегодня тренеров-медиаторов, способных обучать базовому курсу, очень небольшое количество и еще меньше тех, кто может осуществлять деятельность и обладает необходимыми знаниями и навыками, чтобы готовить тренеров-медиаторов.

Поэтому, конечно, потребуется время, чтобы обучение и аттестация медиаторов начали проводиться на должном профессиональном уровне. И сегодня, подбирая медиатора, следует обратить особое внимание на то, где и кем он обучен. Не следует сбрасывать со счетов и такой немаловажный фактор, как практический опыт. Хотя обеспечить медиативную практику тем, кто завершил курс, иногда очень непросто. СРО, опираясь на свой консолидированный ресурс, способна решить и эту проблему или хотя бы приблизиться к ее решению.

КонсультантПлюс: Какими базовыми навыками и знаниями должен обладать медиатор? Будет ли медиатор,  имеющий юридическое образование, более успешным в своей работе?

Цисана Автандиловна: Прежде всего любой медиатор должен освоить базовый курс программы подготовки медиаторов. Медиация является междисциплинарной деятельностью, поэтому медиатор должен обладать знаниями в области права, психологии, социологии, лингвистики, конфликтологии и многих других. Базовый курс консолидирует эти области знаний, обеспечивая медиатора всеми необходимыми навыками для профессионального выполнения своей деятельности. Говорить, что юрист является более успешным медиатором, наверное, не совсем правильно. Хорошим медиатором может стать представитель любой профессии. Есть много юристов, которые являются хорошим медиаторами, но также множество успешных, знаменитых медиаторов, являющихся представителями иных профессий - это могут быть инженеры, менеджеры, строители и многие другие. В медиации очень важна личность самого медиатора, его индивидуальные человеческие качества, способность работать над собой, самосовершенствоваться. Можно сказать, что часто первая профессия может мешать успеху в медиативной деятельности, особенно когда у человека уже возникла так называемая профессиональная деформация. Хороший медиатор - это совокупность множества факторов, и базовая профессия отнюдь не самый главный из них.

КонсультантПлюс: В западных странах, особенно в США, широкое развитие получили процедуры урегулирования споров с помощью интернет-технологий. Как Вы относитесь к так называемой онлайн-медиации? Можно ли ей доверять? Получит ли она развитие в нашей стране?

Цисана Автандиловна: Вопрос о доверии к онлайн-медиации достаточно справедлив. Онлайн-медиация - достаточно специфическая форма разрешения споров, так же как специфической является сама по себе коммуникация в онлайн-режиме. Еще раз подчеркну: коммуникация, а не общение. Медиация предполагает присутствие сторон и возможность их общения друг с другом. Даже если не всегда в формате совместных встреч, но в классической процедуре медиации стороны имеют возможность взаимодействовать друг с другом, используя все каналы коммуникации, а не только письменную речь.

Онлайн-медиация - это процедура опосредованная, прежде всего средствами связи. В онлайн-медиации мы не можем опираться на такой важный аспект, как невербальное общение. Конечно, в мире информационных технологий онлайн-медиация исподволь развивается, но при этом она не способна дать тот же результат, который достижим в её традиционных формах. Более того, онлайн-медиация может способствовать усугублению конфликтной ситуации. Возможно, со временем онлайн-медиация начнет развиваться и в России, но сегодня задача состоит в том, чтобы сделать медиацию востребованной в ее классическом понимании. Вместе с тем не следует забывать о социальном потенциале медиации, способной вернуть нам осознание уже почти утраченной ценности истинного человеческого общения, так сильно пострадавшего под влиянием замещающих его информационных технологий. Но есть вещи, которые нельзя заменить, и попытка это сделать приведет к утрате самого смысла существования человека.

КонсультантПлюс: Давайте перейдем к вопросам, поступившим на сайт. Анна Рублёва их Вологды спрашивает: "Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу принятия закона о медиации и развития этого института в России. Общеизвестно, что ФЗ N 193-ФЗ был принят 27 июля 2010 года и вступил в силу с 1 января 2011 года. Однако проекты законов вносились в Государственную Думу в 2006, 2008 и 2009 годах. В связи с этим вопрос: почему же закон появился сравнительно недавно, хотя инициатива принятия возникла аж четыре года назад? Что отличает проекты закона от законодательной инициативы Президента РФ (недостатки содержания, юридической техники, или тогда еще не придавалось особого значения медиации как альтернативной процедуре урегулирования споров)? И еще один важный момент. Закон принят, но должного воплощения, на мой взгляд, он не имеет: нет отлаженного механизма реализации его положений (как и где будут обучаться будущие медиаторы). Зачем нужны медиаторы-непрофессионалы? Каковы же все-таки перспективы медиации в России при её несомненной актуальности за рубежом?"

Цисана Автандиловна: Да, действительно, проект закона о медиации как примирительной процедуры был внесен впервые в ГД РФ еще в 2006 году. Само понимание медиации, получившее отражение в этом законопроекте, показало недостаточное осознание его разработчиками природы, сути и истинных преимуществ нового института, который за последние десятилетия, эволюционируя, стал реальным ответом на вызовы современного мира - если хотите, ответом на социальный запрос. Первый проект закона был разработан на основе UNICITRAL, регулирующего применение примирительных процедур в экономических спорах. Эта версия не нашла поддержки у законодателя и после множества попыток привести ее в соответствие с требованиями, звучавшими в замечаниях, так и не была одобрена ввиду концептуальных разногласий. Тем временем необходимость в легитимизации медиации в нашей стране назрела.

Действительно, на то, чтобы приучить общественное мнение к этому институту, сделать так, чтобы он был принят и законодателем, и представителями научной среды, требовалось время. В марте 2010 года глава государства сам внес на рассмотрение парламента законопроект "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", который призван ввести медиацию как особую форму примирительной процедуры и особый вид посредничества в российское правовое поле - закон учитывает потенциал медиации не только как инструмента урегулирования правовых споров, но и как института, имеющего неисчерпаемый социальный потенциал.

Несомненно, принятие закона о медиации явилось вехой в российской правовой культуре, создав основу для развития и распространения альтернативных способов доступа к правосудию и справедливости на основе делегирования полномочий самим гражданам. Ведь сегодня при возникновении неурядиц, споров после неудавшихся переговоров единственным широко известным цивилизованным способом разрешения конфликта является обращение за помощью к юристу, если не сразу в суд. Но как только граждане, представители предпринимательского сообщества, почувствуют преимущества медиации, они будут обращаться к этому институту вновь и вновь. Разногласия, противоречия, конфликты - это неотъемлемая составляющая жизни. Хорошо, когда есть средства, позволяющие не бояться их и уметь без разрушительных последствий выходить из сложных ситуаций. Медиация как раз  и является таким средством. Поэтому теперь многое зависит от самого общества - насколько оно сможет использовать предоставленную возможность. Ведь уровень востребованности медиации можно считать индикатором зрелости общества.

Как, по Вашему мнению, должно происходить привлечение медиаторов к проведению процедур медиации в различных сферах? Возможно ли создание структуры, помогающей трудоустраивать специалистов, получивших дополнительное образование медиатора? Какие критерии профессионализма могут быть предъявлены к медиатору, осуществляющему частную практику? Будет ли создан в этом году орган, регулирующий и объединяющий деятельность всех медиаторов России или еще рано говорить об этом? - Ирина (Москва)

Цисана Автандиловна: Да, такой орган уже создан. Предполагается, что в течение полутора лет Национальная организация медиаторов приобретет статус СРО. Критерием, предъявляемым к профессиональным медиаторам, осуществляющим медиативную практику, будет прежде всего освоение курса подготовки медиаторов, а далее наличие медиативной практики и то, как проявит себя медиатор в своей профессиональной деятельности. Что касается структуры, помогающей трудоустраивать медиаторов, то здесь СРО, объединяющая медиаторов, будет играть огромную роль. У нее будут списки медиаторов, к ней будут обращаться как к источнику профессиональных медиаторов, и все, кто будет членами СРО, получат своего рода промоушен, опираясь на репутацию той саморегулируемой организации, в которой они состоят.

Мой вопрос берёт своё начало в мотивах добродетели, и он таков: как Вы думаете, медиация в России помогает или создаёт видимость суеты (помощи) посредством третьих лиц для людей, не разбирающихся в собственных ситуациях? - Жан (Москва)

Цисана Автандиловна: Наверное, не следует ставить знак равенства между суетой и таким важным понятием и явлением, как помощь. Медиация - это действительно помощь сторонам в поиске их собственного решения по спору, который является их собственным спором. Это ни в коем случае не видимость помощи. Если же кто-то пытается, пользуясь новизной термина, на волне моды преподнести свое суетливое посредничество как медиацию, то стороны вправе и, более того, должны отказаться от подобной "помощи". Никто лучше нас самих не может знать, что для нас приемлемо, что лучше или хуже. Другое дело, что мы не всегда (а еще меньше в ситуации конфликта) способны взглянуть на ситуацию трезво и увидеть ее панорамно. Медиация нам в этом помогает.

Когда планируется медиативную процедуру интегрировать в обязательный порядок досудебного урегулирования споров? - Сергей (Москва)

Цисана Автандиловна: Медиация - это добровольная процедура по своей природе. Работая над законом, мы часто слышали призывы к введению обязательной медиации. К счастью, этого не произошло. Этот новый гибкий и демократичный институт должен получить возможность свободного развития. Ввести обязательную медиацию никогда не поздно, а вот нанести непоправимый вред излишним административным давлением очень легко. Как, к примеру, в Италии, где с принятием закона о медиации обратиться в суд по большинству гражданских дел можно только после проведения процедуры медиации.  Вступление в силу закона привело к неудовольствию граждан, предпринимателей, а адвокаты увидели в этой норме закона прямую угрозу своему благосостоянию и выступили с массовыми забастовками. Ничего лучше для дискредитации нового института и придумать было невозможно. Другое дело, что досудебно медиацию можно и нужно использовать, в том числе путем введения широкой практики ее применения в таких сферах деятельности, как банковская, страхование, взаимодействие с потребителями. Включение медиативной оговорки в договоры и контракты должно становиться повсеместной практикой.

На Ваш взгляд, имеет ли перспективу развития направление школьная медиация? В настоящее время социальный проект "Школьная медиация" реализуется Ассоциацией выпускников Омского юридического института для разрешения и предотвращения спорных и конфликтных ситуаций среди школьников - как между собой, так и с представителями других возрастных групп (например, с учителями, родителями и т.д.). Участники школьной медиации обучают школьников поведению в конфликтных ситуациях, принятию правильного решения, нахождению верных путей выхода из сложившейся спорной ситуации. Эта работа происходит вне школьных уроков, то есть ребенок получает возможность заниматься интересной для себя деятельностью, не связанной с учебой. Что касается существующей системы органов опеки и попечительства, инспекций по делам несовершеннолетних, а также перспективного направления - ювенальной юстиции, задача которых заключается в рассмотрении уже существующего конфликта у несовершеннолетних с другими лицами, то школьная медиация не подменяет её, она в основном имеет направленность превентивных мер, мер консультационной помощи несовершеннолетнему в избрании правильного пути поведения в конкретной ситуации, выявления причин конфликта и их устранения, а применительно к ювенальной юстиции - в досудебном порядке. - Антон Шуваев (Москва)

Цисана Автандиловна: Метод "школьная медиации" (ШМ) был разработан Центром медиации и права. Наша программа реализуется с 2007 г. Это метод, требующий очень тщательной подготовки тех, кто его применяет. Мы часто слышим, что создаются школы примирения и пользуются словосочетанием "школьная медиация" вместо медиации в школе. ШМ - проект, ориентированный на создание благоприятной среды в образовательно-воспитательной сфере. ШМ - комплексный подход, предполагающий вовлечение всех институтов, участвующих в воспитании и становлении личности - от семьи до высшей школы. ШМ позволяет разрешать разнонаправленные конфликты, в том числе с участием детей и при участии детей, участников "групп равных", обученных методу школьной медиации. Одной из наиболее значимых целей является предупреждение конфликтов, обучение детей и взрослых конструктивному поведению в условиях стресса, напряжения, в потенциально конфликтных ситуациях, профилактика девиантных, асоциальных форм поведения среди детей и подростков и их коррекция. В методе ШМ заложен огромный потенциал, нацеленный на воспитание жизнеспособных будущих поколений, опирающихся на общечеловеческие ценности в традиционном понимании. Это прежде всего уникальность и самоценность каждой человеческой жизни. Вопрос о ювенальной юстиции также очень актуален. Я бы посоветовала всем заинтересованным в теме АРС и медиации читать журнал "Медиация и право", на страницах которого можно найти ответы на эти и другие вопросы.

Вопрос один, но самый актуальный: что даёт медиация предпринимательским отношениям, деловым связям? - Сергей (Екатеринбург)

Цисана Автандиловна: В первую очередь - сохранять контроль над принятием решения и вырабатывать решения, отвечающие их собственным интересам и потребностям. При этом разрешать споры, не отдаваясь на милость государственной власти, минимизировать коррупционные и репутационные риски и строить отношения, глядя в будущее, а не сжигая мосты.

Предприниматели, с которыми я общалась на тему возможности применения медиации для урегулирования споров, говорят: "Судебные издержки на представителя и сам процесс подготовки позиции можно взыскать с проигравшей стороны, а вот с кого я взыщу расходы на медиатора? Они будут делиться поровну". Нельзя не согласиться с тем, что высказывание, как минимум, логично и похоже на правду. Что Вы думаете по этому поводу, какой смысл предпринимателю в России сейчас, на данный момент, привлекать медиатора? Его услуги дороже или равны судебным расходам, но они безвозвратны, в то время как при победе в судебном деле все расходы можно вернуть. - Евгения (Магадан)

Цисана Автандиловна: Во-первых, сначала нужно одержать победу в суде, что никому не гарантировано, а во-вторых, нужно, чтобы решение было исполнено. Потери, в том числе финансовые, которые несет предприниматель, обращаясь в суд, несопоставимы с расходами на медиацию. Не говоря уже о репутационных рисках. Кроме того, в случае урегулирования спора с помощью процедуры медиации после обращения в суд часть пошлины может быть возвращена.

Могут ли судьи в отставке быть медиаторами? - Максим (Уфа)

Цисана Автандиловна: Согласно закону о статусе судей - нет.

КонсультантПлюс: Мы благодарим Вас за интервью. 


Интервью с Ц.А. Шамликашвили подготовлено  корреспондентом компании "КонсультантПлюс" А. Епифановой.

Все интернет-интервью

Поделиться ссылкой: