1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. Нахождение заявителя в процедуре банкротства не освобождает его от соблюдения требований законодательства при совершении сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в данном случае не является специальным по отношению к Федеральному закону 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", при этом действия конкурсного управляющего не заменяют действия нотариуса.

По делу N А53-1398/2021 ЗАО обратилось в суд с иском к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения Межрайонной инспекции от 02.12.2020 N 47199А об отказе в государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ, обязании Межрайонной инспекции внести в ЕГРЮЛ изменения в отношении состава участников ООО.

Решением суда от 26.04.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным судебным актом, Общество и ЗАО обжаловали его. В апелляционной жалобе заявители указали на незаконность решения, просили отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, доля в уставном капитале ООО в размере 100%, номинальной стоимостью 10 000 руб. принадлежит ЗАО.

ЗАО решением суда от 30.08.2016 по делу N А40-157714/16 Арбитражного суда г. Москвы признано несостоятельным (банкротом).

Доля в уставном капитале ООО конкурсным управляющим выставлена на публичные торги по продаже имущества должника ЗАО, идентификатор лота в ЕФРСБ 960000197572, номер объявления о проведении торгов в ЕФРСБ 736329 от 21.02.2020.

По результатам торгов посредством публичного предложения в электронной форме по продаже имущества должника ЗАО от 26.08.2020 победителем признано Общество.

Между ЗАО и Обществом заключен договор N 16 от 07.09.2020 купли-продажи доли в уставном капитале ООО.

Впоследствии, ЗАО, в лице конкурсного управляющего Ф.А.В., обратилось в Межрайонную инспекцию с заявлением по форме N Р14001 о внесении изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения об участниках (учредителях) ООО.

По результатам рассмотрения указанного выше заявления в соответствии с подпунктом "г" пункта 1 статьи 23 Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ) Межрайонной инспекцией 02.12.2020 принято решение об отказе в государственной регистрации в ввиду несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами. Также регистрирующий орган указал на то, что заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, подписано неуполномоченным лицом.

Суд первой инстанции, принимая оспариваемое решение, обоснованно исходил из того, что в соответствии с абзацем первым пункта 11 статьи 21 Федерального закона 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) сделка, направленная на отчуждение доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.

Нотариальное удостоверение этой сделки не требуется в случаях перехода доли или части доли к обществу, предусмотренных пунктом 18 статьи 21 и пунктами 4 - 6 статьи 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, и в случаях распределения доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в соответствии со статьей 24 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Указанный перечень является исчерпывающим, и реализация доли на торгах не относится к указанному закрытому перечню.

Судом установлено, что согласно пункту 14 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, нотариус, удостоверивший договор об отчуждении доли или части доли в уставном капитале общества, в течение двух рабочих дней со дня данного удостоверения, если больший срок не предусмотрен договором, подает в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ.

Заявление направляется в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса, удостоверившего договор, направленный на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества.

В соответствии с пунктом 1.4 статьи 9 Федерального закона N 129-ФЗ при внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода либо залога доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на основании сделки (договора), подлежащей (подлежащего) обязательному нотариальному удостоверению, при этом заявителем является нотариус, удостоверивший соответствующую сделку (соответствующий договор).

Таким образом, подписать заявление о внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения о юридическом лице, касающихся перехода доли в уставном капитале общества должен нотариус, удостоверивший соответствующую сделку (соответствующий договор).

Судом первой инстанции установлено, что из представленного конкурсным управляющим Ф.А.В. заявления о внесении изменений и приложенных к нему документов следовало, что между участником - ЗАО и новым участником Обществом была совершена сделка по переходу 100% доли в уставном капитале ООО от одного участника к другому, следовательно, данный договор купли-продажи доли в уставном капитале общества по общему правилу подлежит нотариальному удостоверению.

Кроме того, суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что заявление в регистрирующий орган подавалось конкурсным управляющим ЗАО Ф.А.В., тогда как указано выше, заявителем при внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода либо залога доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на основании сделки (договора), является нотариус, удостоверивший соответствующую сделку (соответствующий договор).

Доводы жалоб о том, что сделки, заключаемые на публичных торгах не требуют нотариального удостоверения, несостоятельны, ввиду того, что положения Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", регулирующее продажу имущества должника в конкурсном производстве, не исключает применение норм Закона об обществах с ограниченной ответственностью, предусматривающих защиту права участника общества при отчуждении доли третьему лицу.

Исключения из правила об обязательном нотариальном удостоверении сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале общества, указаны в абзаце втором пункта 11 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. К таким исключениям относятся случаи перехода доли к обществу в порядке, предусмотренном статьями 23 и 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (выход участника из общества), распределения доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в соответствии со статьей 24 данного Закона.

В рассматриваемом случае на спорную сделку не распространяются предусмотренные законом исключения из общего правила о нотариальном удостоверении, в связи с чем она должна была быть заключена по общим правилам, установленным статьей 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Следовательно, нахождение заявителя в процедуре банкротства не освобождает его от соблюдения требований законодательства при совершении сделок. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в данном случае не является специальным по отношению к Закону об обществах с ограниченной ответственностью, при этом действия конкурсного управляющего не заменяют действия нотариуса.

Таким образом, суд правомерно установил, что у регистрирующего органа имелись основания полагать, что ООО требования закона при осуществлении государственной регистрации общества в связи с внесением изменений в сведения ЕГРЮЛ не были соблюдены.

Аналогичные выводы содержатся в определении Верховного суда Российской Федерации от 11.03.2021 по делу N 305-ЭС21-595.

1.2. На оснований положений Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и законодательства субъекта Российской Федерации суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что участниками общества принято решение не только об изменении адреса юридического лица, но и населенного пункта (муниципального образования), в связи с чем решение об отказе в государственной регистрации сведений о принятом решении об изменении места нахождения юридического лица признано неправомерным.

По делу N А36-778/2021 Общество в Арбитражный суд Липецкой области с заявлением о признании незаконным решения инспекции N 10373А об отказе в государственной регистрации и обязании инспекции в течение 5-ти рабочих дней с момента вступления в силу решения суда зарегистрировать в Едином государственном реестре юридических лиц сведения о том, что общество принято решение об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождение юридического лица.

Решением Арбитражного суда Липецкой области от 26.05.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2021 решение суда об отказе в удовлетворении требований общества о признании недействительным решения N 10373А отменено и в этой части заявленные требования удовлетворены.

В кассационной жалобе регистрирующий орган просил постановление суда апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, кассационная инстанция не нашла оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица по адресу: Липецкая область, Задонский район, село Бутырки, ул. Барская, д. 2, офис 1. Аналогичные сведения об адресе организации указаны в Уставе общества.

В адрес регистрирующего органа обществом был представлен 03.10.2020 комплект документов о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц: заявление по форме N Р14001 о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, протокол общего собрания участников юридического лица и изменения к Уставу Общества в качестве приложения к протоколу, сопроводительное письмо нотариуса.

Согласно представленным документам, изменения касались принятия обществом решения об изменении места нахождения общества: с Липецкая область, Задонский район, село Бутырки на: Липецкая область, Задонский район, сельское поселение Каменский сельсовет.

Регистрирующим органом принято решение от 09.10.2020 N 10373А об отказе в государственной регистрации изменений сведений о юридическом лице, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), мотивированное тем, что общество в нарушение пункта 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ не представило заявление по форме N Р13001. Иных оснований для отказа в государственной регистрации изменений сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, в решении инспекции не приведено.

В силу пункта 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования).

На основании положений Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Устава Липецкой области, Закона Липецкой области "О наделении муниципальных образований в Липецкой области статусом городского округа, муниципального района, городского и сельского поселения", оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции установил, что в рассматриваемом случае участниками общества принято решение не только об изменении адреса юридического лица, но и населенного пункта (муниципального образования).

Согласно пункту 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ к заявлению о внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения, должно быть приложено данное решение.

Для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения, в регистрирующий орган в течение трех рабочих дней после дня принятия данного решения представляются соответствующие документы.

К заявлению о внесении в единый государственный реестр юридических лиц сведений об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, должны быть приложены также документы, подтверждающие наличие у юридического лица или лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо участника общества с ограниченной ответственностью, владеющего не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества, права пользования в отношении объекта недвижимости или его части, расположенных по новому адресу юридического лица.

Документы для государственной регистрации изменения адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, не могут быть представлены в регистрирующий орган до истечения двадцати дней с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о том, что юридическим лицом принято решение об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 20.07.2017 N 305-ЭС17-3773, законом установлен особый порядок регистрации сведений, касающихся изменения места нахождения юридического лица. Сначала в регистрирующий орган подается заявление о внесении в ЕГРЮЛ информации о том, что юридическим лицом принято решение об изменении его места нахождения. На основании такого заявления в ЕГРЮЛ вносятся сведения о решении, принятом органами управления юридического лица. Затем (по истечении 20 дней со дня раскрытия в ЕГРЮЛ информации о том, что юридическим лицом принято решение об изменении адреса) в регистрирующий орган подаются документы для государственной регистрации нового места нахождения организации.

Таким образом, регистрационная запись о принятом решении об изменении места нахождения юридического лица является лишь промежуточной записью, предшествующей непосредственной процедуре государственной регистрации изменения места нахождения юридического лица.

Судом установлено и не опровергнуто регистрирующим органом, что обществом представлены все документы, предусмотренные пунктом 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ.

При таких обстоятельствах и учитывая, что пунктом 6 статьи 17 Закона N 129-ФЗ не предусмотрено одновременное представление в регистрирующий орган наряду с указанными в данном пункте документами заявления по форме N Р13001, суд апелляционной инстанции сделал правомерный вывод об отсутствии у регистрирующего органа оснований для отказа обществу в государственной регистрации сведений о принятом решении об изменении места нахождения юридического лица.

1.3. В соответствии с Требованиями к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, в отношении производственных кооперативов в ЕГРЮЛ вносятся сведения об их учредителях (членах) не только при создании юридического лица, но и при изменении указанных сведений в дальнейшем (при выходе из состава членов кооператива, приеме новых членов в кооператив, при изменении паевого фонда и распределении его между членами кооператива). Исходя из этого, суды признали правомерным решение об отказе в государственной регистрации, обусловленное тем, что заявлении по форме N Р14001 не были указаны сведения обо всех членах производственного кооператива в целях включения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ. При этом доводы заявителя о том, что при создании кооператива регистрирующий орган не принял во внимание указание не всех членов кооператива, исходя из суммы паевого фонда, и, тем не менее, внес сведения о создании, суд апелляционной инстанции признал не имеющими правового значения для рассматриваемого спора.

По делу N А76-20126/2021 производственный кооператив обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 02.11.2020 N 39401А об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 23.09.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просил отменить решение суда от 23.09.2021.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, производственный кооператив зарегистрирован в качестве юридического лица 21.09.2017. При регистрации в качестве учредителей кооператива были заявлены Д.Л.А., Д.В.И., П.И.Я., Р.М.П., Р.Н.Ю. с долями в уставном капитале (паевом фонде) по 2000 рублей каждый. При этом размер паевого фонда был заявлен в размере 100 000 рублей.

26.10.2020 в регистрирующий орган поступили документы (входящий номер 39401А), предусмотренные пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), для государственной регистрации изменений в сведения об участниках производственного кооператива (внесение сведений о новом участнике юридического лица Ш.В.В. и прекращении участия Р.М.П.)

При этом на Листе Р заявления по форме N Р14001 (страница 2) указаны данные о паспорте Ш.В.В., выданном 13.05.2016 Отделом УФМС России по Челябинской области в Курчатовском районе города Челябинска.

В результате проверки достоверности представленных для государственной регистрации сведений регистрирующим органом установлено, что в федеральной базе данных ЕГРН, в разделе "Недействительные паспорта" имеется информация о том, что заявленный в заявлении по форме N Р 14001 паспорт "Недействителен".

Регистрирующим органом также установлено, что по данным ЕГРЮЛ в отношении производственного кооператива содержатся сведения о пяти участниках (членах) Кооператива (Д.Л.А., Д.В.И., Р.М.П., Р.Н.Ю., П.И.Я.).

Между тем, согласно представленному 26.10.2020 в регистрирующий орган протоколу собрания членов производственного кооператива от 14.05.2020 N 130 общее количество участников (членов) Кооператива составляет девяносто шесть человек, следовательно, сведения обо всех действующих участниках (членах) Кооператива для включения в ЕГРЮЛ Заявителем в регистрирующий орган не представлены.

02.11.2020 регистрирующим органом принято решение N 39401А об отказе в государственной регистрации изменений сведений о кооперативе, содержащихся в ЕГРЮЛ, со ссылкой на подпункт "ц" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (представление документов, оформленных с нарушением требований установленных в соответствии с пунктом 1.1 и абзацем первым пункта 1.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ).

Основанием для отказа в государственной регистрации послужило указание в заявлении по форме N Р14001 недостоверных паспортных данных нового участника производственного кооператива - Ш.В.В., сведения о котором включаются в ЕГРЮЛ, а также отсутствие в заявлении по форме N Р14001 сведений обо всех членах кооператива (согласно представленному протоколу собрания от 14.05.2020 N 130 общее количество членов Кооператива составляет девяносто шесть человек, однако в ЕГРЮЛ содержатся сведения о пяти членах производственного кооператива).

Согласно подпункту "д" пункта 1 статьи 5 Федерального закона N 129-ФЗ в едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения об учредителях (участниках) юридического лица, в отношении акционерных обществ также сведения о держателях реестров их акционеров, в отношении обществ с ограниченной ответственностью - сведения о размерах и номинальной стоимости долей в уставном капитале общества, принадлежащих обществу и его участникам, о передаче долей или частей долей в залог или об ином их обременении, сведения о лице, осуществляющем управление долей, переходящей в порядке наследования.

Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, до 25.11.2020 были установлены приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств" (далее - Требования).

В соответствии с положениями Требований (пункты 2.12, 7.12 Требований) в отношении производственных кооперативов в ЕГРЮЛ вносятся сведения об их учредителях (членах) не только при создании юридического лица, но и при изменении указанных сведений в дальнейшем (при выходе из состава членов кооператива, приеме новых членов в кооператив, при изменении паевого фонда и распределении его между членами кооператива).

Основания для отказа в государственной регистрации предусмотрены пунктом 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, в том числе в соответствии с подпунктом "ц" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ в связи с представлением документов, оформленных с нарушением требований, установленных в соответствии с пунктом 1.1 и абзацем первым пункта 1.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ.

Учитывая, что в ЕГРЮЛ содержатся недостоверные сведения об участниках производственного кооператива, а именно отсутствуют сведения обо всех участниках кооператива, указанных в протоколе собрания от 14.05.2020 N 130 (общее количество членов кооператива составляет девяносто шесть человек), инспекцией сделан обоснованный вывод о том, что сведения в заявлении по форме N Р 14001 недостоверны, в связи с чем регистрирующим органом обоснованно принято решение от 02.11.2020 N 39401А об отказе в государственной регистрации.

Доводы о том, что при создании кооператива регистрирующий орган не принял во внимание указание не всех членов кооператива, исходя из суммы паевого фонда, и, тем не менее, внес сведения о создании, не имеет правового значения для настоящего спора.

При таких обстоятельствах суд не усматривает оснований для отмены оспариваемого заявителем решения.

1.4. Руководствуясь положениями статьи 145 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суды признали правомерным решение об отказе в государственной регистрации, принятое на основании подпункта "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

По делу N А41-11069/2021 К.А.Б. обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением к инспекции о признании незаконным и отмене решения N 8169763А об отказе в государственной регистрации от 13.01.20201, принятое инспекцией; об обязании инспекции провести государственную регистрацию заявления об изменении в учредительных документах и/или иных сведений о юридическом лице по форме N Р13014, поданным в регистрирующий орган 29.12.2020 (вх. N 8169763А).

Решением Арбитражного суда Московской области от 21.06.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2021 решение Арбитражного суда Московской области от 21.06.2021 оставлено без изменений, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Не согласившись с принятыми судами первой и апелляционной инстанции судебными актами, заявитель обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит оспариваемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что оспариваемые судебные акты судов первой и апелляционной инстанции подлежат оставлению без изменения.

Как установлено судами, 29.12.2020 в регистрирующий орган поступило заявление по форме N Р13014 (заявление о государственной регистрации изменений, внесенных в учредительный документ юридического лица и (или) о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ) в отношении общества, вх. N 8169763А. Изменения вносились в сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени общества, прекращались полномочия Н.Н.В., полномочия возлагались на К.А.Б.

13 января 2021 года регистрирующим органом принято решение об отказе в государственной регистрации изменений сведений об обществе, содержащихся в ЕГРЮЛ, на основании подпункта "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

В соответствии с подпунктом "м" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ допускается отказ в государственной регистрации, если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий.

Суды установили, что 17.12.2020 в инспекцию поступило определение Павлово-Посадского городского суда Московской области по делу N 2-2096/2020 об обеспечении иска Г.А.В. к обществу, содержащее запрет на совершение регистрирующим органом любых регистрационных действий в отношении общества.

Согласно представленному 29.12.2020 в Инспекцию заявлению по форме N Р13014 (входящий N 8169763А), в ЕГРЮЛ вносились сведения о прекращении полномочий Н.Н.В. и возложении полномочий генерального директора общества на К.А.Б.

Вместе с данным заявлением в инспекцию поступило определение Павлово-Посадского городского суда Московской области от 28.12.2020 об отмене мер по обеспечению иска, принятых судом определением от 17.12.2020.

29.12.2020 Г.А.В. в Павлово-Посадский городской суд Московской области представлена частная жалоба на определение суда об отмене обеспечительных мер.

В соответствии со статьей 145 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на все определения суда об обеспечении иска может быть подана частная жалоба (часть 1). Подача частной жалобы на определение суда об обеспечении иска не приостанавливает исполнение этого определения. Подача частной жалобы на определение суда об отмене обеспечения иска или о замене одних мер по обеспечению иска другими мерами по обеспечению иска приостанавливают исполнение определения суда (часть 3).

Таким образом, на момент принятия инспекцией решения об отказе в государственной регистрации (13.01.2021) действовали ограничения на совершение регистрирующим органом любых регистрационных действий в отношении общества, наложенные определением от 17.12.2020.

1.5. Заявленный при рассмотрении спора об отказе в государственной регистрации довод финансового управляющего о том, что доля в уставном капитале общества является имуществом физического лица как должника в деле о банкротстве, был отклонен судом апелляционной инстанции, поскольку данное обстоятельство не меняет существо законодательно установленных ограничений, предусмотренных подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Оценивая довод жалобы о том, что оспариваемый отказ нарушает интересы кредиторов в деле о банкротстве, суд апелляционной инстанции исходил из того, что доля в уставном капитале общества есть не имеющий материального воплощения объект гражданского оборота, представляющий собой единую и неделимую совокупность имущественных и неимущественных прав и имеющий определенную стоимостную оценку, выражающуюся в номинальной стоимости. При этом доля в уставном капитале общества обращается как самостоятельный объект гражданских прав с учетом ограничений в обороте, установленных законом и уставом общества, которые следует учитывать при возврате доли в конкурсную массу.

По делу N А51-18187/2020 Финансовый управляющий Д.С.П. - М.Г.А. обратился в суд с заявлением к Управлению, инспекции о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации от 25.05.2020 N 13307А в отношении общества, решения по жалобе от 25.08.2020 N 13-10/34205@, обязании внести изменения о сведениях о юридическом лице в отношении общества.

Решением от 13.10.2021 Арбитражного суда Приморского края отказал в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, финансовый управляющий обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

17.06.2020 в регистрирующий орган представлено нотариально подписанное заявление по форме N Р14001 о внесении изменений в сведения об обществе, не связанных с изменением учредительных документов юридического лица, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ)

Данным заявлением в ЕГРЮЛ вносились изменения в сведения об участнике общества - ООО "Т" (заявленная доля в уставном капитале общества - 89,795%), сведения о новом участнике - Д.С.П. (заявленная доля участия в обществе - 8,103%), сведения о приобретении обществом доли в размере 1,795%.

По результатам рассмотрения указанных документов в соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) принято решение от 25.06.2020 N 13307А об отказе в государственной регистрации, в связи с тем, что Д.С.П. является учредителем, руководителем юридических лиц, в отношении которых в ЕГРЮЛ внесены записи о недостоверности сведений об адресе.

В соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении одного из следующих лиц:

являющихся лицами, имеющими право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении которого в ЕГРЮЛ содержится запись о недостоверности сведений о юридическом лице, предусмотренных подпунктом "в" или "л" пункта 1 статьи 5 данного Федерального закона, либо имеется неисполненное решение суда о ликвидации указанного юридического лица, за исключением случаев, когда запись о недостоверности сведений о юридическом лице, содержащихся в ЕГРЮЛ, внесена в ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном пунктом 5 статьи 11 данного Федерального закона, или когда на момент представления документов в регистрирующий орган истекли три года с момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ (абзац четвертый);

являющихся участниками общества с ограниченной ответственностью, владеющими не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества с ограниченной ответственностью, в отношении которого в ЕГРЮЛ содержится запись о недостоверности сведений о юридическом лице, предусмотренных подпунктом "в" или "л" пункта 1 статьи 5 данного Федерального закона, либо имеется неисполненное решение суда о ликвидации указанного юридического лица, за исключением случая, когда на момент представления документов в регистрирующий орган истекли три года с момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ (абзац пятый).

Верховный Суд Российской Федерации определением от 21.01.2019 N 307-ЭС18-14705 разъяснил, что абзацем четвертым подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, по сути, введен временный запрет на участие в управлении юридическими лицами для тех граждан, которые прежде проявили недобросовестность, уклонившись от совершения необходимых действий по представлению достоверных сведений о контролируемых ими организациях.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 25.10.2018 N 2616-О, закрепленное в подпункте "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ правило не может расцениваться как нарушающее права контролирующих лиц свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

На момент представления 17.06.2020 заявления по форме N Р14001, а также принятия решения от 25.06.2020 N 13307А об отказе в государственной регистрации Д.С.П. значился учредителем, руководителем юридических лиц, в отношении которых в ЕГРЮЛ внесены записи о недостоверности сведений об адресе, при этом трехлетний срок с момента внесения в ЕГРЮЛ указанной записи не истек.

Повторно заявленный довод финансового управляющего о том, что, соответствующая доля в уставном капитале общества является имуществом Д.С.П. как должника в деле о банкротстве, правомерно отклонен судом первой инстанции и отклоняется судебной коллегией, поскольку данное обстоятельство не меняет существо законодательно установленных ограничений, предусмотренных подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Оценивая довод жалобы о том, что оспариваемый отказ нарушает интересы кредиторов в деле о банкротстве, коллегия исходит из того, что доля в уставном капитале общества есть не имеющий материального воплощения объект гражданского оборота, представляющий собой единую и неделимую совокупность имущественных и неимущественных прав и имеющий определенную стоимостную оценку, выражающуюся в номинальной стоимости.

При этом доля в уставном капитале общества обращается как самостоятельный объект гражданских прав с учетом ограничений в обороте, установленных законом и уставом общества, которые следует учитывать при возврате доли в конкурсную массу.

Поскольку установлена законность решения инспекции от 25.06.2020 N 13307А об отказе в государственной регистрации, оснований для признания незаконным решения Управления от 25.08.2020 N 13-10/34205@ не имеется.

Таким образом, не было установлено условий необходимых для признания оспариваемых решений незаконными.

1.6. Соглашаясь с выводами судов нижестоящих инстанций о законности оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о размере уставного капитала общества в порядке исправления технических ошибок, суд кассационной инстанции отметил, что под ошибкой понимается описка, опечатка, арифметическая ошибка, иная подобная ошибка, допущенная заявителем при оформлении представленного ранее при государственной регистрации юридического лица заявления и приведшая к несоответствию сведений, включенных в записи ЕГРЮЛ, содержащимся в документах, имеющихся в распоряжении территориального органа ФНС России. Ошибки, допущенные при определении стоимости основных средств, учтенных при формировании уставного капитала, и позднее обнаруженные учредителем, не подлежат исправлению в качестве технических ошибок, допущенных в заявлении о регистрации, у регистрирующих органов нет полномочий при реализации своей функции проверять правильность определения размера уставного капитала, заявленного учредителем и указанного в учредительных документах.

По делу N А75-11014/2021 Департамент обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Инспекции, Управлению о признании недействительным решения Инспекции от 27.04.2021 N 4360А об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), и обязании Инспекции осуществить государственную регистрацию, внести изменения в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, на основании поданного Департаментом заявления от 20.04.2021 и представленных документов в отношении общества с ограниченной ответственностью "Электросвязь" (далее - Общество) в части размера уставного капитала.

Решением от 12.10.2021 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа Югры, оставленным без изменения постановлением от 24.12.2021 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Департамент обратился с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам, просил отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Департамент, являясь уполномоченным органом Администрации на основании распоряжения Администрации приватизировал муниципальное унитарное предприятие путем преобразования в общество, определив долю муниципального образования 100%, с размером уставного капитала 84 833 638,74 руб.

Такой размер уставного капитала Общества закреплен в его уставе (пункт 4.1), обозначен в заявлении Департамента о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации (форма N Р12001).

Раздел "Сведения об участниках" названного заявления о регистрации также содержит информацию о номинальной стоимости доли Департамента как единственного участника Общества - 100% или 84 833 638,74 руб.

На основании указанного заявления по решению Инспекции от 20.11.2020 N 10559А зарегистрировано Общество.

19.04.2021 Департаментом принято распоряжение N 102, в соответствии с которым в связи с допущенной технической ошибкой предписано внести изменения в пункт 4.1 раздела 4 устава Общества, указав размер уставного капитала Общества - 38 225 379,01 руб., и произвести государственную регистрацию внесенных изменений.

20.04.2021 на основании указанного распоряжения Общество обратилось в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р13014.

В обоснование причины представления данного заявления Департаментом указан код "4", то есть исправление ошибок, допущенных в ранее поданном заявлении.

К заявлению приложены распоряжение Департамента от 19.04.2021 N 102, а также изменения в устав Общества.

Инспекцией принято решение от 27.04.2021 4360А об отказе в государственной регистрации внесения изменений в сведения ЕГРЮЛ о размере уставного капитала Общества на основании подпункта "ц" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), поскольку согласно представленному заявлению Департамента в ЕГРЮЛ предполагалось внести изменения в сведения об уставном капитале Общества в связи с уменьшением его размера, что не является исправлением ошибки, допущенной заявителем при оформлении представленного ранее при государственной регистрации юридического лица заявления. Регистрирующий орган указал на некорректное заполнение заявления. Дополнительно Департаменту разъяснен порядок уменьшения размера уставного капитала в соответствии с пунктами 3 и 5 статьи 20 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 2, 4, 5, 17, 23 Закона N 129-ФЗ, приказом Федеральной налоговой службы от 31.08.2020 N ЕД-7-14/617@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств" (далее - Требования к оформлению документов), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами и установленными обстоятельствами, пришли к выводу о законности отказа в государственной регистрации изменений, внесенных в учредительные документы Общества.

Пунктом 4 статьи 5 Закона N 129-ФЗ установлено, что записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

При несоответствии указанных в пункте 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ сведений государственных реестров о юридическом лице, в том числе о размере уставного капитала коммерческой организации (подпункт "к" пункта 1 статьи 5 Закона N 129-ФЗ) сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в названных пунктах, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Внесение исправлений в сведения, включенные в записи государственных реестров на электронных носителях, не соответствующие сведениям, содержащимся в документах, на основании которых внесены такие записи (исправление технической ошибки), осуществляется в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (абзац пятый пункта 1 статьи 4 Закона N 129-ФЗ).

Пунктами 10 - 12 Порядка ведения ЕГРЮЛ и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП), внесения исправлений в сведения, включенные в записи ЕГРЮЛ и ЕГРИП на электронных носителях, не соответствующие сведениям, содержащимся в документах, на основании которых внесены такие записи (исправление технической ошибки), утвержденного приказом Минфина России от 30.10.2017 N 165н, предусмотрено, что технические ошибки в сведениях, включенных в записи ЕГРЮЛ или ЕГРИП, исправляются по решению территориальных органов ФНС России, на которые возложены полномочия по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в срок не более пяти рабочих дней со дня обнаружения территориальным органом ФНС России технической ошибки в сведениях, включенных в записи ЕГРЮЛ или ЕГРИП, или получения заявления от любого заинтересованного лица о наличии такой технической ошибки.

В соответствии с подпунктом "ц" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, указанным в качестве правового обоснования оспариваемого решения регистрирующего органа, отказ в государственной регистрации допускается, в том числе в случае представления документов, оформленных с нарушением требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, установленных уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Согласно подпункту 4 пункта 76 Требований к оформлению документов в пункте 2 "Причина представления заявления" заявления по форме N Р 13014 в поле, состоящем из одного знакоместа, проставляется соответствующее цифровое значение от 1 до 4; значение 4 проставляется только в случае исправления ошибок, допущенных заявителем в ранее представленном заявлении, на основании которого сведения о юридическом лице внесены в ЕГРЮЛ.

При этом под ошибкой понимается описка, опечатка, арифметическая ошибка, иная подобная ошибка, допущенная заявителем при оформлении представленного ранее при государственной регистрации юридического лица заявления и приведшая к несоответствию сведений, включенных в записи ЕГРЮЛ, содержащимся в документах, имеющихся в распоряжении территориального органа ФНС России).

По смыслу приведенной нормы права изменения в учредительный документ в порядке исправления технической ошибки в ранее поданном заявлении могут быть внесены при соблюдении двух условий: ошибка в заявлении носит технический характер; в результате ошибки в реестр внесены сведения, содержание которых не соответствует иным (помимо заявления) представленным на регистрацию документам.

В рассматриваемой ситуации Департамент в порядке исправления технической ошибки в ранее поданном заявлении о регистрации Общества просил изменить сведения об уставном капитале Общества, единственным участником которого он является, уменьшив указанный при регистрации размер его уставного капитала с 84 833 638, 74 руб. до 38 225 379,01 руб.

Установив, что обозначенный Департаментом в заявлении о регистрации Общества размер уставного капитала (84 833 638, 74 руб.) соответствовал пункту 4.1 устава Общества, представленного на регистрацию (в первоначальной редакции), доказательств передачи в Инспекцию при регистрации Общества в ноябре 2020 года каких-либо документов, содержащих сведения о размере уставного капитала - 38 225 379,01 руб., которым на тот момент не соответствовало бы заявление Департамента о регистрации Общества, в деле нет, суды пришли к обоснованному выводу о том, что в рассматриваемой ситуации изменения в устав Общества в части указания иного (меньшего) размера уставного капитала не могут быть внесены в порядке исправления технической ошибки в ранее поданном заявлении о регистрации Общества, как это сделал Департамент, в связи с чем обоснованно признали законным отказ в регистрации таких изменений по основанию, установленному подпунктом "ц" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Изложенные в кассационной жалобе Департамента доводы по сути сводятся к неверному определению (завышению) стоимости основных средств приватизированного Общества, учтенных при формировании уставного капитала (без учета амортизации). Анализируя данный довод, суд округа отмечает, что ошибки, допущенные при определении стоимости основных средств, учтенных при формировании уставного капитала, и позднее обнаруженные учредителем, не подлежат исправлению в качестве технических ошибок, допущенных в заявлении о регистрации, у регистрирующих органов нет полномочий при реализации своей функции проверять правильность определения размера уставного капитала, заявленного учредителем и указанного в учредительных документах.

Вопреки доводам кассационной жалобы, из представленных в материалы дела бухгалтерского баланса и передаточного акта не усматривается указанный им в качестве достоверного размер уставного капитала Общества - 38 225 379,01 руб.

Аудиторское заключение, на которое ссылается заявитель, обоснованно отклонено судами, поскольку оно составлено 12.05.2021, то есть после принятия оспариваемого решения Инспекции.

Помимо этого, обратившись с заявлением об изменении в уставе сведений о размере уставного капитала Общества (уменьшении с 84 833 638,74 руб. до 38 225 379,01 руб.), Департамент не внес корректив в размер собственной доли, заявленной при регистрации Общества (84 833 638,74 руб.), в связи с чем суд кассационной инстанции также поддерживает довод Инспекции, изложенный в отзыве на кассационную жалобу, о том, что при изменении размера уставного капитала подлежит заполнению в заявлении и лист Д "Сведения об участнике/учредителе - Российской Федерации, субъекте Российской Федерации, муниципальном образовании". Регистрация представленного заявления по форме N Р13014 без заполненного листа Д на участника с указанием измененной (уменьшенной) номинальной стоимости и размера доли участника приведет к несоответствию в ЕГРЮЛ сведений о размере уставного капитала сведениям о доле участника Общества, что также свидетельствует о некорректном заполнении заявителем заявления о регистрации изменений в учредительные документы и о законности оспариваемого решения регистрирующего органа.

1.7. Учитывая, что на момент рассмотрения представленного в инспекцию комплекта документов для государственной регистрации ликвидации общества производство по судебному делу, в котором общество выступало в качестве ответчика, не было завершено и судебный акт обжаловался в апелляционном порядке, суды констатировали наличие у инспекции правовых и фактических оснований для отказа в государственной регистрации юридического лица. При этом суд кассационной инстанции отклонил ссылки заявителя на принятые впоследствии судебные решения по спорам общества с третьим лицом, поскольку согласно действующему законодательству законность оспариваемого решения подлежит проверке на момент его принятия. Законность действий регистрирующего органа не может быть поставлена в зависимость от последующих событий, которые не существовали в момент его принятия.

По делу N А40-104433/2021 общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к инспекции, Управлению о признании незаконным решения инспекции от 05.04.2021 N 74524А об отказе в государственной регистрации; решения Управления от 04.05.2021 N 12-13/065518 об отказе в удовлетворении жалобы, поданной на указанное решение.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.08.2021, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2021, в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, заявитель обратился с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить как незаконные и необоснованные, принятые с нарушением норм материального и процессуального права, и принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела и установлено судами, внеочередным общим собранием участников общества от 13.05.2020 принято решение о его добровольной ликвидации.

17.07.2020 в ЕГРЮЛ внесена запись о нахождении заявителя в процессе ликвидации (ГРН 2207706324516).

По результатам расчетов с кредиторами решением участников заявителя от 20.02.2021 был утвержден ликвидационный баланс, составленный на эту дату.

После этого 24.02.2021 заявитель направил в инспекцию в электронном виде заявление по установленной форме о завершении ликвидации. Вместе с заявлением заявитель направил в регистрирующий орган ликвидационный баланс на 20.02.2021 и протокол общего собрания участников заявителя от 20.02.2021 о его утверждении.

Решением инспекции от 03.03.2021 года N 74524А государственная регистрация приостановлена в связи несоответствием сведений, содержащихся в документах, представленных в регистрирующий орган при государственной регистрации юридического лица, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у территориальных органов ФНС России, а именно: по причине наличия задолженности перед бюджетом и перед М.Ю.Н.

В этой связи, заявителем 04.03.2021 года в инспекцию были представлены пояснения, в которых со ссылкой на вступившие в законную силу судебные акты, а также на результаты сверки взаиморасчетов с бюджетом было подтверждено отсутствие задолженности заявителя перед указанными кредиторами.

Несмотря на пояснения и приложенные к нему документы, инспекцией принято решение N 74524А от 05.04.2021 об отказе в государственной регистрации завершения ликвидации заявителя.

Как следует из материалов дела и установлено судами, оспариваемое решение регистрирующего органа принято со ссылкой на подпункт "х" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), согласно которому отказ в государственной регистрации допускается в случае несоблюдения установленного законодательством Российской Федерации порядка проведения процедуры ликвидации или реорганизации юридического лица, а также иных требований, установленных данным Федеральным законом в качестве обязательных для осуществления государственной регистрации.

Положениями пункта 5 статьи 20 Закона N 129-ФЗ предусмотрено, что в случае поступления в регистрирующий орган из суда или арбитражного суда судебного акта о принятии к производству искового заявления, содержащего требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией не осуществляется до момента поступления в регистрирующий орган решения (иного судебного акта, которым завершается производство по делу) по такому исковому заявлению.

24.02.2021 в инспекцию поступили документы для государственной регистрации заявителя в связи с ликвидацией (вх. N 74524А).

Согласно данным официального сайта судов общей юрисдикции www.mos-gorsud.ru, в Хорошевском районном суде города Москвы рассматривалось дело N 02-5356/2020 по заявлению М.Ю.Н. к обществу.

На момент рассмотрения представленного в инспекцию 24.02.2021 комплекта документов производство по делу N 02-5356/2020 не было завершено и судебный акт обжаловался в апелляционном порядке.

Учитывая приведенные обстоятельства, регистрирующим органом было отказано в совершении заявленных регистрационных действиях, поскольку не был соблюден установленный статьями 62, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 22 Закона N 129-ФЗ порядок проведения процедуры ликвидации.

Таким образом, как установлено судами, у инспекции имелись правовые и фактические основания для вынесения оспариваемого решения по представленным ему документам.

Ссылки заявителя на принятые впоследствии судебные решения по спорам общества с третьим лицом не могут быть приняты во внимание, поскольку согласно действующему законодательству законность оспариваемого решения подлежит проверке на момент его принятия. Законность действий регистрирующего органа не может быть поставлена в зависимость от последующих событий, которые не существовали в момент его принятия.