Практика применения законодательства о вещных правах,

земельного и градостроительного законодательства

26. Не является самовольной постройкой здание, построенное в соответствии с уточненным в установленном порядке видом разрешенного использования земельного участка и разрешением на строительство.

Предприниматель - арендатор земельного участка возвел на нем здание. Комитет, посчитав, что здание возведено с нарушением целевого использования земельного участка, обратился в арбитражный суд с иском об обязании освободить земельный участок от объекта капитального строительства за счет ответчика.

Предприниматель заявил встречные требования, в которых просил обязать комитет произвести выдел из спорного земельного участка части, необходимой для размещения и эксплуатации объекта недвижимости, сформировать новый земельный участок и заключить договор аренды участка, расположенного под объектом недвижимости.

Суды удовлетворили первоначальный иск и отказали в удовлетворении встречных требований, поскольку пришли к выводам о несоответствии возведенного строения целевому назначению земельного участка, так как изначально земельный участок был согласован и передан в аренду для строительства спортивного комплекса.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки.

Постройка является созданной на земельном участке, не отведенном для этих целей, если она возведена с нарушением правил целевого использования земли (ст. 7 ЗК РФ) либо вопреки правилам градостроительного зонирования, предусматривающего установление территориальных зон и видов разрешенного использования применительно к каждой из них (ст. 35 - 40 ГрК РФ, ст. 85 ЗК РФ).

В соответствии с разрешением на строительство изначально предусмотренный к возведению спортивный комплекс должен был состоять из двух отдельных зданий, а именно: общественного здания многофункционального назначения и технического склада.

В процессе осуществления строительства предпринимателем выявлено, что значительная часть территории спорного земельного участка не может быть застроена, поскольку обременена наличием водопроводных и канализационных сетей с соответствующими охранными зонами.

По результатам обращения предпринимателя уполномоченными органами были внесены изменения в постановление о предоставлении земельного участка в аренду для строительства, договор аренды земельного участка, а также ранее выданное разрешение на строительство.

Уточнение вида разрешенного использования спорного земельного участка, относящегося к землям населенных пунктов (для размещения многофункционального здания), произведено администрацией в соответствии со ст. 37, 39 ГрК РФ, Правилами землепользования и застройки, решением комиссии по подготовке проекта Правил землепользования.

Таким образом, разрешение на строительство, а также правоустанавливающие документы на земельный участок после внесения в них соответствующих корректировок давали предпринимателю возможность возведения лишь одного из разрешенных ранее к строительству зданий, а именно: общественного здания многофункционального назначения.

На основании ст. 55 ГрК РФ администрацией было дано разрешение на ввод в эксплуатацию построенного здания.

Доказательств того, что указанное здание возведено с нарушением целевого назначения земельного участка и видов разрешенного использования не представлено.

При указанных обстоятельствах выводы судов о наличии у многофункционального здания признаков самовольной постройки, применении положений ст. 222 ГК РФ и об отсутствии оснований для применения норм ст. 11.3, пп. 9 п. 2 ст. 39.6, п. 1 ст. 39.20 ЗК РФ не могут быть признаны верными.

Определение N 301-ЭС20-19064

27. К отношениям по уступке прав и обязанностей по договору аренды лесного участка подлежат применению правила Лесного кодекса Российской Федерации, действовавшие в момент заключения договора аренды.

Между Министерством лесного, охотничьего хозяйства и природопользования субъекта Российской Федерации (далее - Министерство, арендодатель) и обществом (арендатор) на основании протокола аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка был заключен договор аренды. Впоследствии с согласия арендодателя арендатор уступил права и обязанности по договору аренды лесного участка.

Во исполнение предписания Федерального агентства лесного хозяйства Министерство обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным соглашения об уступке прав и обязанностей по договору аренды лесного участка.

Установив, что договор аренды лесного участка был заключен по результатам аукциона в период действия п. 7 ст. 448 ГК РФ в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 42-ФЗ), согласно которому победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора, суд первой инстанции удовлетворил требования Министерства. Арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные акты и отказала в удовлетворении иска, указав следующее.

В силу ч. 2 ст. 3 ЛК РФ имущественные отношения, связанные с оборотом лесных участков, лесных насаждений, древесины и иных добытых лесных ресурсов, регулируются гражданским законодательством, а также ЗК РФ, если иное не установлено указанным кодексом, другими федеральными законами.

Согласно положениям ст. 71 ЛК РФ предоставление юридическим лицам в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется в соответствии с названным кодексом (п. 3). К договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные ГК РФ и ЗК РФ, если иное не установлено ЛК РФ (п. 4).

Согласно п. 2 ст. 615 ГК РФ арендатор вправе с согласия арендодателя передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), если иное не установлено данным кодексом, другим законом или иными правовыми актами.

Соглашение о перенайме представляет собой сделку по передаче договора (ст. 392.2 ГК РФ), предусматривает в соответствии с п. 2 ст. 615 ГК РФ одновременную передачу всех прав и обязанностей по договору аренды и к такой сделке применяются правила об уступке требования и о переводе долга.

Суды, признавая по правилам п. 2 ст. 168 ГК РФ недействительным соглашение об уступке, руководствовались п. 7 ст. 448 ГК РФ. При этом ими не учтено, что лесное законодательство в соответствии с ч. 2 ст. 3 ЛК РФ имеет приоритет в отношениях, связанных с оборотом лесных участков; ч. 6 ст. 71 ЛК РФ о том, что победитель конкурса или единственный участник конкурса, с которыми заключен договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в соответствии с ч. 10 ст. 80.2 ЛК РФ не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из указанного договора, а также сдавать предоставленный лесной участок в субаренду, устанавливающая запрет на уступку права и перевод долга в определенных случаях, была введена в ЛК РФ после заключения договора аренды лесного участка, а также соглашения об уступке. Кроме того, ч. 6 ст. 71 ЛК РФ был предусмотрен запрет на уступку прав по договорам аренды, заключенным по конкурсу, тогда как право на заключение договора аренды лесного участка по настоящему делу было реализовано Министерством посредством такого вида конкурентной процедуры, как аукцион, в связи с чем выводы судов о наличии оснований для удовлетворения иска нельзя признать законными и обоснованными.

Однако при этом следует отметить, что Федеральным законом от 4 февраля 2021 г. N 3-ФЗ "О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования лесных отношений" ч. 6 ст. 71 ЛК РФ была изложена в новой редакции, содержащей запрет сдавать арендованный лесной участок в субаренду, передавать арендатору права и обязанности по договору аренды лесного участка другим лицам (перенаем), в случае заключения договора аренды не только посредством конкурса, но и аукциона на право заключения договора аренды лесного участка.

Определение N 306-ЭС20-21765

28. В отсутствие нормативного правового акта высшего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации об установлении срока использования градостроительных планов земельных участков, выданных до 1 января 2017 г., срок их применения исчисляется со дня вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 373-ФЗ, установившего срок использования информации, указанной в градостроительном плане земельного участка.

Департамент градостроительства (далее - Департамент) отказал обществу в выдаче разрешения на строительство в связи с непредставлением градостроительного плана земельного участка, выданного не ранее чем за три года до дня представления заявления о получении разрешения на строительство (чч. 7, 13 ст. 51 ГрК РФ).

Полагая, что отказ Департамента противоречит ст. 9, 10 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 373-ФЗ "О внесении изменений в ГрК РФ, отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования регулирования подготовки, согласования и утверждения документации по планировке территории и обеспечения комплексного и устойчивого развития территорий и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (далее - Закон N 373-ФЗ), общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Решением арбитражного суда первой инстанции оспариваемый отказ был признан недействительным. Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом округа, решение отменено, в удовлетворении требований общества отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции и оставила в силе решение арбитражного суда первой инстанции, указав следующее.

В силу п. 2 ч. 7 ст. 51 ГрК РФ (в редакции Закона N 373-ФЗ) в целях строительства, реконструкции объекта капитального строительства застройщик направляет заявление о выдаче разрешения на строительство непосредственно в уполномоченный на выдачу разрешений на строительство орган, обязательно представляя градостроительный план земельного участка, выданный не ранее чем за три года до дня представления заявления на получение разрешения на строительство.

В п. 2 ч. 7 ст. 51 ГрК РФ в редакции, действовавшей до 1 января 2017 г. (дата вступления в силу Закона N 373-ФЗ), не было указания срока использования информации, содержащейся в градостроительном плане земельного участка, представляемого заинтересованным лицом в целях получения разрешения на строительство, как не было подобного указания и в ст. 44 ГрК РФ о градостроительном плане земельного участка, утратившей силу с 1 января 2017 г. Также Законом N 373-ФЗ в ГрК РФ введена ст. 57.3, посвященная градостроительному плану земельного участка, согласно п. 10 которой информация, указанная в градостроительном плане земельного участка, может быть использована для подготовки проектной документации, для получения разрешения на строительство в течение трех лет со дня его выдачи. По истечении этого срока использование информации, указанной в градостроительном плане земельного участка, в предусмотренных данной частью целях не допускается.

В то же время ч. 1 ст. 9 Закона N 373-ФЗ предусмотрено, что информация, указанная в градостроительном плане земельного участка, утвержденном до дня вступления в силу названного Федерального закона, может быть использована в течение срока, который установлен нормативным правовым актом высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации и не может быть менее чем три года и более чем восемь лет со дня вступления в силу названного Федерального закона, для подготовки проектной документации применительно к объектам капитального строительства и (или) их частям, строящимся, реконструируемым в границах такого земельного участка, выдачи разрешений на строительство. По истечении установленного срока использование информации, указанной в таком градостроительном плане земельного участка, не допускается.

Таким образом, системное толкование приведенных выше норм ГрК РФ, а также Закона N 373-ФЗ дает основания полагать, что срок применения выданных до вступления в силу этого закона градостроительных планов земельного участка следует исчислять со дня вступления его в силу, то есть с 1 января 2017 г.

Отсутствие соответствующего нормативного правового акта высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации о сроке использования градостроительных планов земельных участков, выданных ранее 1 января 2017 г., позволяет применять положения ч. 1 ст. 9 Закона N 373-ФЗ как федерального закона, содержащего переходные положения, с указанными в этой статье сроками (не менее трех и не более восьми лет), но непринятие такого акта не может ухудшать положение участников градостроительной деятельности и влиять на принцип действия правовых норм во времени.

На основании изложенного Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации сочла, что выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для отказа в выдаче разрешения на строительство по причине истечения трехлетнего срока градостроительного плана земельного участка до обращения с заявлением о выдаче разрешения на строительство являлись обоснованными и законными.

Определение N 302-ЭС20-16910

29. Восполнение утраченных запасов недр природной средой вследствие естественных процессов не может являться основанием для освобождения недропользователя от обязанности возместить причиненный вред государству как собственнику недр.

Уполномоченный орган по надзору в сфере природопользования обратился в арбитражный суд с иском к обществу о возмещении вреда, причиненного недрам вследствие добычи минерального сырья без оформленного в установленном законом порядке права пользования в виде лицензии на пользование недрами. В обоснование своих требований уполномоченный орган указывал на то, что нарушение обществом природоохранного законодательства повлекло существенное ухудшение качества подземных вод.

При рассмотрении дела было установлено, что в ходе производственного процесса общество производит кальцинированную, поваренную соду и основным сырьем для ее производства является рапа Сивашского месторождения. Общество не оспаривало факт добычи в спорный период полезного ископаемого без лицензии, указывая на принятие им мер к ее получению.

Постановлением административного органа общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 7.3 КоАП РФ с назначением штрафа, впоследствии отмененного в связи с отсутствием в действиях общества состава административного правонарушения, производство по делу об административном правонарушении прекращено.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, руководствуясь положениями ст. 1064 ГК РФ, ст. 1.2, 11, 22 Закона Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах" (далее - Закон о недрах), ст. 77 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее - Закон об охране окружающей среды), Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 564 (далее - Правила) и исходя из разъяснений, содержащихся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. N 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде" (далее - постановление Пленума N 49), а также заключения проведенной по делу экспертизы, определившей размер вреда, причиненного самовольным пользованием недрами (рапой) в спорный период.

Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения арбитражным судом округа, решение суда отменено, в удовлетворении требований отказано. При этом суды исходили из того, что обществом были предприняты все зависящие от него своевременные меры по переоформлению лицензии; в период рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчику была предоставлена лицензия на пользование недрами. Суды указали на отсутствие оснований для применения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, поскольку не доказан противоправный характер действий ответчика ввиду отмены постановления органа о привлечении его к административной ответственности, а также об отсутствии убытков в связи с недоказанностью факта причинения вреда окружающей среде.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные акты суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и оставила в силе решение суда первой инстанции, указав следующее.

Правовые и экономические основы комплексного рационального использования и охраны недр определены Законом о недрах.

В силу ст. 11 Закона о недрах предоставление недр в пользование, в том числе предоставление их в пользование органами государственной власти субъектов Российской Федерации, оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии. Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах в соответствии с указанной в ней целью в течение установленного срока при соблюдении владельцем заранее оговоренных условий. Императивный метод регулирования пользования недрами проявляется в необходимости получения заинтересованными лицами специального государственного разрешения - лицензии.

Нарушение разрешительного порядка пользования природными ресурсами, использование недр без передачи их в пользование в соответствии с требованиями закона и на определенных лицензией условиях является противоправным поведением, согласно ст. 51 Закона о недрах, и влечет обязанность возместить вред государству, размер которого определяется в соответствии с Правилами.

Вредом, причиненным недрам, признается вред, повлекший утрату запасов полезных ископаемых, вызванный в том числе их загрязнением, затоплением, обводнением, пожарами, самовольным пользованием недрами, а также нарушение свойств участка недр, вследствие которого невозможно строить и (или) эксплуатировать подземные сооружения, не связанные с добычей полезных ископаемых, либо вред, причиненный особо охраняемым геологическим объектам, имеющим научное, культурное, эстетическое, санитарно-оздоровительное и иное значение (п. 2 Правил).

При рассмотрении дела общество, заявляя о недоказанности наличия вреда недрам ввиду отсутствия сведений об изменении свойств полезного ископаемого, не учло, что причинение вреда в настоящем случае обусловлено утратой запасов недр, которые оно извлекло. Восполнение недр самой природной средой не исключает обязанность возместить причиненный вред государству как собственнику недр в соответствии с предусмотренной в этих целях методикой расчета причиненного вреда недрам, размера вреда, повлекшего утрату запасов полезных ископаемых, вызванного в том числе их загрязнением, затоплением, обводнением, пожарами, самовольным пользованием недрами по формуле, указанной в п. 4 Правил.

Согласно ст. 75 Закона об охране окружающей среды за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды устанавливается имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность. Вместе с тем, как разъяснено в п. 2 постановления Пленума N 49, непривлечение лица к административной, уголовной или дисциплинарной ответственности не исключает возможности возложения на него обязанности по возмещению вреда окружающей среде.

При определении размера вреда экспертом взят за основу документально подтвержденный объем полезного ископаемого, извлеченный обществом за период пользования недрами в отсутствие лицензии, определена среднерыночная стоимость 1 куб. м данного ископаемого.

На основании вышеизложенного выводы суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, положенные в основу отмены судебного акта суда первой инстанции, нельзя признать законными и обоснованными.

Определение N 310-ЭС20-15694