Практика применения положений административного

законодательства и Кодекса Российской Федерации

об административных правонарушениях

42. Совершение водителем легкового такси дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью пассажиров и третьих лиц, является основанием для аннулирования у юридического лица или индивидуального предпринимателя разрешения на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси.

Общество имеет разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковыми такси на транспортное средство автомобиль "Шкода".

Водитель автомобиля "Шкода" не справился с управлением и совершил столкновение с автомобилем "Тойота", который в свою очередь произвел наезд на автомобиль Фольксваген. В результате столкновения пострадал малолетний пассажир автомобиля "Шкода", который получил телесные повреждения, квалифицированные как тяжкий вред здоровью.

Данные обстоятельства явились основанием для обращения Московской административной дорожной инспекции (далее - административный орган) в арбитражный суд с требованием об аннулировании разрешения на осуществление деятельности на перевозку пассажиров и багажа легковым такси на территории города Москвы.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Суды, руководствуясь ст. 198, 200, 201 АПК РФ, чч. 1, 3, 14 ст. 9 Федерального закона от 21 апреля 2011 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 69-ФЗ), чч. 2, 3 ст. 2 Закона города Москвы от 11 июня 2008 г. N 22 "О легковом такси в городе Москве", постановлением Правительства Москвы от 28 июня 2011 г. N 278-ПП "О мерах по реализации Федерального закона от 21 апреля 2011 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Положением о Московской административной дорожной инспекции, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 14 октября 2013 г. N 679-ПП (далее - Положение N 679-ПП), Административным регламентом исполнения Московской административной дорожной инспекцией государственной функции по осуществлению регионального государственного контроля за соблюдением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями требований в сфере перевозок пассажиров и багажа легковым такси на территории города Москвы, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 15 мая 2012 г. N 198-ПП (далее - Административный регламент), не установили оснований для аннулирования у общества разрешения на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси на территории города Москвы.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые судебные акты и удовлетворила требование административного органа, указав следующее.

Из положений чч. 1, 3, 7 ст. 9 Федерального закона N 69-ФЗ следует, что разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси на конкретное транспортное средство, которое предполагается использовать в качестве такси, получает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, а не водитель. Исключение составляет случай, когда водитель и индивидуальный предприниматель совпадают в одном лице.

Разрешение выдается на каждое транспортное средство, используемое в качестве легкового такси. В отношении одного транспортного средства вне зависимости от правовых оснований владения заявителем транспортными средствами, которые предполагается использовать в качестве легкового такси, может быть выдано только одно разрешение.

После получения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем разрешения, оно вручается водителю транспортного средства, указанного в разрешении, для непосредственной перевозки пассажиров и багажа.

Разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси на транспортное средство "Шкода" получено обществом.

В соответствии с п. 4 ч. 14 ст. 9 Федерального закона N 69-ФЗ разрешение подлежит отзыву (аннулированию) на основании решения суда по заявлению уполномоченного органа в случае совершения водителем легкового такси дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью пассажиров и третьих лиц.

Таким уполномоченным органом, имеющим право обращаться в суд с заявлением об отзыве (аннулировании) разрешения на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси, является административный орган, что следует из Положения N 679-ПП и пп. 1.7.6, 1.7.8 Административного регламента.

Из системного толкования Федерального закона N 69-ФЗ можно сделать вывод, что разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси подлежит отзыву именно у того лица, которому оно выдано.

Следовательно, требование об отзыве (аннулировании) разрешения правомерно предъявлено к обществу.

Определение N 305-ЭС19-14832

43. Прокурор вправе обжаловать вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении независимо от его участия в рассмотрении дела об административном правонарушении.

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.

Решением суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.

Ссылаясь на положение ст. 30.10 КоАП РФ заместитель прокурора субъекта Российской Федерации обратился с апелляционной жалобой на указанное решение суда, одновременно заявив ходатайство о восстановлении пропущенного срока подачи указанной жалобы.

Определением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, апелляционная жалоба возвращена заявителю на основании п. 1 ч. 1 ст. 264 АПК РФ.

Основанием для возвращения апелляционной жалобы послужили выводы судов об отсутствии у прокурора права на обжалование решения суда первой инстанции согласно ч. 1 ст. 30.10 КоАП РФ, поскольку указанная норма КоАП РФ распространяется только на не вступившие в законную силу постановления о привлечении к административной ответственности, в то время как по данному делу на момент подачи прокурором апелляционной жалобы решение суда первой инстанции вступило в законную силу.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила определение суда апелляционной инстанции и постановление арбитражного суда округа и направила дело в арбитражный апелляционный суд для рассмотрения вопроса о принятии апелляционной жалобы заместителя прокурора к производству по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, арбитражными судами, опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов, а также вправе вступить в дело на любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства.

Согласно положениям ч. 1 ст. 202 и ч. 1 ст. 207 АПК РФ рассмотрение дел о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, осуществляется по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными в гл. 25 АПК РФ и КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 30.10 КоАП РФ одна из таких особенностей - возможность оспаривания прокурором не вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях и (или) последующих решений вышестоящих инстанций по жалобам на эти постановления в порядке и сроки, установленные ст. 30.1, 30.2, чч. 1 и 3 ст. 30.3 КоАП РФ.

При этом ч. 3 ст. 30.12 КоАП РФ предусмотрено право принесения протеста на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, которое принадлежит прокурорам субъектов Российской Федерации и их заместителям, Генеральному прокурору Российской Федерации и его заместителям, а в отношении военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, - прокурорам военных округов, флотов и приравненным к ним прокурорам, Главному военному прокурору и их заместителям.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ прокурор в пределах своих полномочий вправе приносить протест на постановление по делу об административном правонарушении независимо от участия в деле, а также совершать иные предусмотренные федеральным законом действия.

Таким образом, независимо от участия в рассмотрении дела об административном правонарушении действующее законодательство предусматривает право на принесение прокурором протеста на постановление по делу об административном правонарушении, если это постановление не вступило в законную силу, либо прокурором субъекта Российской Федерации и его заместителем, Генеральным прокурором Российской Федерации и его заместителями, а в отношении военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, - прокурорами военных округов, флотов и приравненным к ним прокурорам, Главным военным прокурором и их заместителями, если постановление по делу об административном правонарушении вступило в силу.

Кроме того, в ситуации рассмотрения арбитражным судом вопроса о привлечении к административной ответственности принятие арбитражным судом судебного акта о назначении административного наказания оформляется в форме решения суда с учетом особенностей арбитражного процессуального законодательства, в связи с чем предусмотренное ст. 30.10 и 30.12 КоАП РФ право прокурора на принесении протеста на постановление по делу об административном правонарушении распространяется и на решение арбитражного суда о привлечении к административной ответственности.

Учитывая изложенное, апелляционная жалоба заместителя прокурора на решение суда первой инстанции возвращена судом неправомерно.

Определение N 303-ЭС19-5986

44. Срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ, составляет три месяца.

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ, за неисполнение в установленный срок предписания административного органа об устранении ранее выявленных административным органом нарушений при строительстве объекта капитального строительства.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ.

Суды пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ, и привлекли общество к указанной административной ответственности, с учетом того, что срок давности привлечения к административной ответственности за совершение вменяемого правонарушения в силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ составляет один год, так как имеет место нарушение законодательства Российской Федерации о градостроительной деятельности.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и отказала в удовлетворении заявления административного органа, обратив внимание на следующее.

После вынесения решения суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции было принято определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 марта 2019 г. N 823-О (далее - определение КС РФ N 823-О), с учетом которого срок давности привлечения к ответственности по ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ составляет три месяца.

Соответственно, на момент привлечения общества к ответственности судом первой инстанции - 23 ноября 2018 г., срок давности по ч. 6 ст. 19.5 КоАП РФ, составляющий от 1 августа 2018 г. три месяца, был пропущен. При этом суд округа, принимая постановление уже после принятия определения КС РФ N 823-О, данное обстоятельство не учел.

Таким образом, с учетом обстоятельства, исключающего в силу п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении, привлечение общества к ответственности произведено необоснованно.

Определение N 303-ЭС19-11369