Ответственность экспедитора за неисполнение договора

транспортной экспедиции

8. Экспедитор несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза на основании статьи 7 Закона о транспортной экспедиции, если он фактически осуществлял перевозку своими собственными транспортными средствами (фактический перевозчик), выписал свой транспортный документ или иным образом выразил намерение взять на себя ответственность перевозчика (договорный перевозчик).

Обществом (клиентом) и компанией (экспедитором) был заключен договор транспортной экспедиции, по условиям которого компания обязалась лично или с привлечением третьих лиц обеспечивать доставку груза общества автомобильным транспортом по соответствующим заявкам, а общество - оплачивать оказанные услуги.

В ответ на заявку общества компания сообщила о времени прибытия автомобиля под управлением конкретного физического лица для принятия груза.

Общество передало груз лицу, указанному компанией.

Ссылаясь на то, что груз не был доставлен грузополучателю, по факту кражи груза возбуждено уголовное дело, а лицо, принявшее груз, находится в федеральном розыске, общество обратилось в арбитражный суд с иском к компании о взыскании стоимости утраченного груза.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении требования общества отказано. Суды пришли к выводу, что исходя из положений статьи 801 ГК РФ экспедитор обязан организовать перевозку груза и не отвечает за утрату груза, возникшую по вине перевозчика. Общество должно обратиться с требованием к физическому лицу, фактически выполнявшему перевозку.

Арбитражный суд округа отменил названные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Квалифицируя правоотношения участников спора, необходимо исходить из признаков договора, предусмотренных в соответствующих статьях ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон и т.п.

Как установлено судами, общество не согласовывало кандидатуры конкретных перевозчиков, цена оказываемых компанией услуг сопоставима с рыночными ценами за перевозку соответствующих грузов, на сайте компании в сети Интернет, через который был заключен договор, указано, что компания обеспечивает доставку груза. Компания указала обществу конкретного перевозчика, общество передало ему груз, по сути, от имени компании как лицу, привлеченному экспедитором к исполнению своего обязательства по доставке груза (статья 403 ГК РФ).

Таким образом, на основании абзаца второго статьи 803 ГК РФ и пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" (далее - Закон о транспортной экспедиции), компания приняла на себя обязательство по доставке груза и должна нести ответственность за его утрату в процессе перевозки. Однако эти обстоятельства не были проверены судами первой и апелляционной инстанции. Вывод судов о том, что законодательная конструкция договора транспортной экспедиции не предполагает ответственности экспедитора за утрату, недостачу и повреждение груза в процессе перевозки, противоречит названным положениям ГК РФ и Закона о транспортной экспедиции.

9. На экспедитора не может быть возложена ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза перевозчиком, если в силу договора экспедитор обязан выполнять лишь функцию агента грузоотправителя, за исключением случаев, когда экспедитор не проявил необходимой осмотрительности в выборе перевозчика или принял на себя ручательство за исполнение договора перевозки.

В соответствии с заключенным компанией (экспедитор) и обществом (клиент) договором компания обязалась по заявкам общества осуществлять оказание следующих услуг, связанных с организацией перевозки груза общества железнодорожным транспортом: согласование планов на железнодорожные перевозки и осуществление расчетов с железнодорожным перевозчиком через лицевой счет экспедитора, открытый у перевозчика.

На основании заявки общества и от его имени компания осуществила указанные действия в отношении конкретного груза. Компания указала обществу время и место отправки груза, а также осуществила оплату перевозки через свой лицевой счет.

Груз был передан обществом перевозчику и принят им к перевозке, что подтверждается квитанцией о приеме груза и железнодорожной накладной.

В пути следования произошел сход вагонов, в результате чего груз был утрачен.

Со ссылкой на то, что ответственность за утрату груза должен нести железнодорожный перевозчик, компания в ответ на претензию отказала обществу в возмещении стоимости утраченного груза.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к компании о возмещении стоимости утраченного груза.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковые требования общества удовлетворены. Суды исходили из того, что сторонами заключен договор транспортной экспедиции и компания на основании абзаца второго статьи 803 ГК РФ и статьи 7 Закона о транспортной экспедиции отвечает перед обществом за транспортировку и обеспечение сохранности груза в пути следования. Суд отклонил довод компании о том, что перевозка осуществлялась другим лицом, указав на то, что железнодорожный перевозчик является лицом, привлеченным компанией к исполнению ее обязательства, и она на основании статьи 403 ГК РФ несет ответственность за ненадлежащее исполнение им обязательства.

Постановлением арбитражного суда округа решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены и в удовлетворении искового требования отказано по следующим основаниям.

По смыслу пункта 1 статьи 801 ГК РФ содержание обязательства экспедитора может значительно отличаться (заключение договоров перевозки от имени клиента, оформление провозных документов, обеспечение отправки или получения груза и т.п.). На основании абзаца первого статьи 803 ГК РФ суд при возложении ответственности на экспедитора должен установить содержание его обязанностей и их ненадлежащее исполнение.

Поскольку в настоящем деле условия договора транспортной экспедиции предусматривали только обязанности экспедитора согласовать планы железнодорожной перевозки и осуществить расчеты с перевозчиком, но не обеспечить доставку груза, вывод суда первой инстанции со ссылкой на положения статей 803, 805 ГК РФ о том, что экспедитор является ответственным за утрату груза вне зависимости от того, что перевозка груза исполнялась третьим лицом, является ошибочным.

10. Наличие права грузоотправителя требовать возмещения ущерба, причиненного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, с перевозчика само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требования грузоотправителя к экспедитору, если последний также несет ответственность за сохранность груза.

Обществом (клиентом) и компанией (экспедитором) заключен договор транспортной экспедиции. По заявке общества, принятой компанией к исполнению в рамках этого договора, она обязалась доставить конкретный груз общества автомобильным транспортом. Для исполнения данного обязательства компания привлекла индивидуального предпринимателя (перевозчика). Путем передачи груза и подписания транспортной накладной обществом и индивидуальным предпринимателем был заключен договор перевозки груза.

В процессе перевозки произошло возгорание транспортного средства и груз был утрачен.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к компании и индивидуальному предпринимателю о взыскании стоимости утраченного груза в солидарном порядке.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Суд исходил из того, что солидарная ответственность экспедитора и перевозчика не установлена законом.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено, удовлетворены исковые требования к перевозчику. Суд пришел к выводу, что обстоятельства, освобождающие перевозчика от ответственности, последним не доказаны.

Арбитражный суд округа изменил постановление суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований к экспедитору по следующим основаниям.

Из условий договора транспортной экспедиции и заявки общества следовало, что компания обязалась доставить груз общества автомобильным транспортом. Следовательно, экспедитор принял на себя обязательство отвечать за обеспечение сохранности груза наряду с перевозчиком и в соответствии с абзацем вторым статьи 803 ГК РФ и пунктом 1 статьи 7 Закона о транспортной экспедиции экспедитор несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза.

Таким образом, наличие требования к перевозчику не исключает возможности грузоотправителя-клиента обратиться с требованием к экспедитору. При этом во избежание неосновательного обогащения грузоотправителя к требованиям к экспедитору и к перевозчику о возмещении одного вреда применяются нормы ГК РФ о солидарных обязательствах.

11. Третье лицо, привлеченное перевозчиком к исполнению своих обязательств и фактически осуществившее перевозку, вправе взыскать плату за выполненные работы только с перевозчика, но не с грузоотправителя, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Общество (клиент-грузоотправитель) заключило договор на транспортно-экспедиционное обслуживание с компанией. В соответствии с условиями сделки компания обязалась доставить вверенный груз самостоятельно или с привлечением третьих лиц. На основании этого договора общество обратилось к компании с заявкой об организации перевозки конкретного груза.

В целях исполнения указанной заявки компания (клиент) заключила с предпринимателем (перевозчиком) договор о перевозке грузов автомобильным транспортом. Компания направила предпринимателю заявку на перевозку того же груза.

Груз принят к перевозке от общества предпринимателем и доставлен в срок, что подтверждается транспортной накладной.

Общество оплатило оказанные услуги компании.

Ссылаясь на то, что он осуществил перевозку в интересах общества, предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании провозной платы.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд указал на то, что транспортная накладная подписана обществом и предпринимателем, а следовательно, на основании пункта 2 статьи 785 ГК РФ и пункта 1 статьи 8 Устава автомобильного транспорта стороны заключили договор перевозки груза.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды исходили из того, что сам по себе факт подписания транспортной накладной не может служить доказательством заключения договора перевозки при названных обстоятельствах.

Общество представило доказательства того, что оно не состоит в правоотношениях с предпринимателем, предприниматель осуществлял перевозку на основании договора, заключенного с компанией, и являлся третьим лицом, привлеченным к исполнению обязательств компании перед обществом, перевозка оплачена обществом компании, выступившей грузоотправителем. Общество передавало груз предпринимателю по указанию компании. Таким образом, в силу пункта 3 статьи 308 ГК РФ общество не является обязанным лицом по отношению к предпринимателю.