Игра на бирже

Подборка наиболее важных документов по запросу Игра на бирже (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Игра на бирже

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 301 "Срочные сделки. Особенности налогообложения" главы 25 "Налог на прибыль организаций" НК РФ
(АО "Центр экономических экспертиз "Налоги и финансовое право")
Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, сделки, заключенные с иностранными компаниями, не отвечают требованиям, предъявляемым ст. 301 НК РФ к операциям хеджирования. Признав результатом сделок разницу между фиксированной ценой контракта на день открытия форварда и ценой контракта на день его закрытия, суд указал, что рассматриваемые договоры являются расчетными, фактически предусматривающими игру (пари) с курсом доллара и мировой биржевой ценой золота.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 301 "Срочные сделки. Особенности налогообложения" главы 25 "Налог на прибыль организаций" НК РФ
(Юридическая компания "TAXOLOGY")
Налоговый орган доначислил налог на прибыль, указав на неправомерное отражение обществом в составе внереализационных доходов (расходов) суммы прибыли (убытка), фактически полученных (уплаченных) по договорам расчетного форварда, заключенным с иностранными организациями. Общество указало, что, используя расчетный форвардный контракт как инструмент хеджирования, оно стремилось нивелировать риск уменьшения выручки при реализации драгоценных металлов и исключить неблагоприятные последствия в результате изменения курса доллара США к рублю. Суд установил, что между обществом и иностранными контрагентами были заключены договоры расчетного форварда, согласно которым иностранная компания продает, а общество приобретает контракт на курс доллар США - российский рубль либо контракт на золото с указанными в договорах характеристиками. Условия договоров не предусматривали поставки базисного актива. Под каждый договор расчетного форварда стороны заключали договор противоположной направленности, что привело к фактическому отсутствию обязательства по оплате стоимости форварда. Результатом сделок являлась разница между фиксированной ценой контракта на день открытия форварда и ценой контракта на день его закрытия. Суд указал, что, несмотря на то что стороны расчетного форварда заключают его с целью получения дохода, такой доход, приобретаемый одной из них, не обусловлен производственными расходами и не связан с осуществляемой хозяйственной деятельностью, а зависит исключительно от колебания курса доллара и цен на золото. Соответственно, расходы другой стороны не носят делового характера и покрывают ее риски, не связанные с производственной деятельностью. Суд признал правомерным доначисление налога на прибыль, указав, что договоры фактически предусматривают игру (пари) с курсом доллара и мировой биржевой ценой золота, которые не подлежат судебной защите в соответствии со ст. 1062 ГК РФ, спорные сделки не отвечают требованиям ст. 301 НК РФ, предъявляемым к операциям хеджирования, поэтому убыток от таких сделок не подлежит учету при исчислении налога на прибыль организаций.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Игра на бирже

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Приложение по рискам к договору оказания услуг у банка-брокера
(Шмаков Н.)
("Бухгалтерия и банки", 2019, N 11)
В последнее время ценные бумаги активно используются физлицами в качестве инструментов биржевой игры и объектов инвестирования. Основным драйвером подобного стали как банки, которые разработали приложения для таких операций, так и инвесторы, желающие найти дополнительные возможности для вложения свободных средств. Также не следует списывать со счетов юрлиц, основу деятельности которых составляют сделки по купле-продаже ценных бумаг на биржевых и внебиржевых рынках.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Современные тенденции правового регулирования налогообложения добавленной стоимости в финансовом секторе экономики государств БРИКС
(Бачурин Д.Г.)
("Финансовое право", 2021, N 8)
Безналоговый характер присвоения спекулятивной добавленной стоимости стимулирует сверхдоходы банков и тем самым подвигает их к накоплению валютных средств, всемерному увеличению объемов операций на валютной бирже, игре на разнице обменных курсов и в итоге превращается в дополнительный фактор экономической дестабилизации <15>. Размеры проводимых операций кратно превышают реальные потребности экономики: общий объем торгов в 2015 г. на биржевом валютном рынке составляет 311 трлн руб., в 2016 г. - 339 трлн руб., в 2017 г. - 347 трлн руб. <16>, в 2018 г. - 348 трлн руб., в 2019 г. - 308 трлн руб., в 2020 г. - 328,9 трлн руб. <17>.