практика Комитета ООН по ликвидации дискриминации

в отношении женщин

Дело "A.R.B.M. против Испании". Мнения Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин от 18 февраля 2021 года. Сообщение N 106/2016 <62>.

--------------------------------

<62> Как усматривалось из текста Мнений, автор утверждала, что государство-участник своими действиями и бездействием в связи с преступлением торговли людьми, о котором заявила автор, и попытками ее высылки нарушило статьи 2, 5 и 6 Конвенции (пункт 3.1 Мнений).

Правовые позиции Комитета: согласно статье 6 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин государства-участники принимают все соответствующие меры, включая законодательные, для пресечения всех видов торговли женщинами и эксплуатации проституции женщин. Кроме того, согласно пункту 38 Общей рекомендации N 38 (2020 год) о торговле женщинами и девочками в контексте глобальной миграции, обратил внимание Комитет, международное право прав человека налагает на государства позитивные обязательства по выявлению жертв торговли людьми, и эта обязанность однозначно возложена на государства, независимо от отсутствия самоидентификации жертвы. Выжившие зачастую неохотно сообщают свои идентификационные данные или раскрывают имена тех, кто их продал, опасаясь возмездия, по причине отсутствия информации о преступлении и о том, где и как сообщить о нем, а также из-за страха взаимодействия с властями, в том числе страха задержания, преследования, наказания и депортации (пункт 11.2 Мнений).

Применение стереотипов затрагивает право женщин на защиту от гендерного насилия, в данном случае от торговли людьми, и что органы, ответственные за предотвращение и пресечение преступлений торговли людьми, должны проявлять осторожность, чтобы не предъявлять жесткие требования в отношении статуса или порядка действий женщин и девочек, оказавшихся жертвами торговли людьми, и не придерживаться исключительно предвзятых представлений об определении жертв торговли людьми, основанных на андроцентричном подходе. В процессе борьбы с торговлей женщинами государства, согласно пункту 97 Общей рекомендации N 38 (2020 год), должны бороться со стереотипными представлениями и дискриминацией в отношении женщин и девочек, пострадавших от торговли людьми и сексуальной эксплуатации, в особенности мигрантов, путем организации для лиц, на которых возложена задача оказания помощи и предоставления услуг по защите, в том числе для соответствующих органов на местном и государственном уровнях, сотрудников полиции, пограничных служб, иммиграционных служб (пункт 11.3 Мнений).

Жертвы торговли людьми обладают особым статусом и правом на специальную помощь и меры защиты, предоставляемые государством. Мерами по борьбе с торговлей людьми зачастую не предусматриваются долгосрочные, основанные на потребностях, комплексные и ориентированные на интересы жертвы помощь и защита ввиду недостаточной идентификации жертв и отсутствия в национальном законодательстве четкого определения торговли людьми и несоблюдения положений законодательства. Комитет считает, что исходя из соображений защиты прав человека и гуманитарных соображений государства обязаны предоставлять доступ к бесплатной юридической помощи, пособия (когда это возможно), время для размышления и восстановления и вид на жительство до официального установления личности, с тем чтобы женщины, пострадавшие от торговли людьми, и их иждивенцы могли быть охвачены мерами в области восстановления и реинтеграции. Эти меры должны быть инклюзивными и доступными, не обусловленными участием женщин в уголовном процессе или вынесением обвинительного приговора в отношении торговцев людьми. Меры должны включать надлежащий, индивидуализированный, учитывающий гендерные особенности, интересы детей и перенесенные психологические травмы, экстренный и долгосрочный доступ к жилью, социальным пособиям, возможности получения образования и работы, высококачественному медицинскому обслуживанию (в том числе услуги и консультации в области сексуального и репродуктивного здоровья), бесплатную выдачу официальных удостоверений личности, меры по воссоединению семей и процедуры предоставления убежища, когда это уместно (пункт 11.4 Мнений).

Комитет подчеркивает, что для предупреждения преступления торговли людьми следует учитывать характер и трудности, с которыми сталкиваются жертвы, зачастую получившие травму, в том, чтобы представить точную и подробную информацию о том, что с ними произошло (пункт 11.8 Мнений).

Оценка Комитетом фактических обстоятельств дела: автор утверждала - она стала жертвой торговли людьми, и считала, что отказ расследовать ее утверждения, а также предпринятые попытки выслать ее привели к нарушению государством-участником обязательства предоставить ей защиту и предотвратить преступление торговли людьми посредством расследования этого преступления в нарушение статей 2 и 6 Конвенции и что этот отказ был в основном вызван использованием стереотипных предрассудков в нарушение статьи 5 "а". Кроме того, она утверждала, что стала жертвой нападения, сопровождавшегося стереотипными оскорблениями, когда была предпринята попытка привести в исполнение постановление о ее высылке, и считала, что как этот акт, так и последующие судебные решения представляли собой нарушение статьи 5 "а" Конвенции (пункт 11.5 Мнений).

В отношении нападения, сопровождавшегося стереотипными оскорблениями, которому, как утверждает автор, она подверглась во время попытки высылки, Комитет отметил, что, по мнению автора, она стала жертвой стереотипных предрассудков, которые привели к нападению на нее, и что судебные решения, принятые после этих событий, были основаны на стереотипных предрассудках.

Комитет указал следующее - судебные органы в ходе двух разбирательств рассмотрели факты, имеющие отношение к инциденту предполагаемого нападения на автора со стороны сотрудников полиции. Производство по жалобе автора было закрыто. Комитет подчеркнул, что очевидцев инцидента не было, а были лишь лица, которые свидетельствовали с чужих слов, что автор отказалась пройти осмотр судебно-медицинского эксперта и в единственной медицинской экспертизе в деле говорится только о нанесении автором самоповреждений. В ходе разбирательства, которое проводилось тремя различными инстанциями по заявлениям сотрудников полиции, на основе анализа доказательств, включая медицинские заключения и свидетельские показания, было принято решение признать ее виновной. Комитет отметил следующее - автор не обосновала, в какой степени решения, вынесенные национальными судами, были неправосудными в силу явного произвола, отказа в правосудии или свидетельства использования стереотипов или предвзятых представлений в нарушение Конвенции. Таким образом, Комитет счел: представленные ему материалы не позволили ему сделать вывод о том, что факты свидетельствовали о нарушении статьи 5 "а" Конвенции (пункт 11.6 Мнений).

Автор утверждала, что она является жертвой торговли людьми и в этом качестве могла рассчитывать на защиту со стороны государства, состоящую, во-первых, в отказе от ее высылки и, во-вторых, в проведении расследования фактов на основе информации, которую она представила в своем заявлении и в своей жалобе. Автор указала - отказ от проведения расследования повлек за собой дискриминацию в отношении нее и нарушение ее прав как жертвы торговли людьми согласно статье 6 Конвенции и что соответствующие судебные решения были основаны на гендерных стереотипах. В этой связи Комитет отметил: судебные органы государства-участника рассмотрели и опровергли заявление о том, что автор была жертвой торговли людьми, указав, что заявление автора содержало многочисленные неточности и обобщения. Кроме того, с момента предполагаемых событий прошло шесть лет, в течение которых не произошло никаких новых событий, связанных с предполагаемым преступлением торговли людьми. В частности, Верховный суд Мадрида в решении от 15 июля 2013 года отметил: "в заявлении автора совершенно отсутствует четкое указание на лиц, которые, по ее утверждению, принуждали ее к занятию проституцией, что имеет существенное значение для целей утверждения о том, что она находилась в контакте с такими лицами в течение шести месяцев, а кроме того, существенное значение имеет тот факт, что она не представила никакой конкретной информации о лицах, которые могли бы угрожать ей в ее стране, особенно если, как утверждает ее дочь, она подверглась там нападению". Хотя автор утверждала, что эти решения основаны на гендерных стереотипах, она не указала на конкретные положения этих решений, которые могли бы свидетельствовать об использовании таких стереотипов. Комитет отметил, что поскольку автор не представила ему достаточной информации и документов, а с момента событий, имевших место на территории третьего государства, которое она покинула более 15 лет назад, прошло много времени, в течение которого не подтвердилась какая-либо реальная опасность для автора или ее семьи, то это подтверждало решение властей государства-участника о том, что утверждения автора являлись необоснованными (пункт 11.7 Мнений).

Комитет отметил, что ввиду этих пробелов и противоречий в изложении автора, автор не смогла представить ни судебным органам государства-участника, ни Комитету достаточные аргументы, позволявшие возложить бремя доказывания на государство-участника. Поэтому Комитет, ознакомившись с решениями и материалами дела, не смог установить наличия явного произвола, отказа в правосудии или признаков использования стереотипов или предвзятых представлений в нарушение Конвенции. Не имея возможности подтвердить наличие элементов, которые потребовали бы от Комитета не согласиться с оценкой фактов государством-участником и выводом о том, что заявительница не являлась жертвой торговли людьми, Комитет счел, что факты по этому делу не подтверждают какого-либо нарушения Конвенции (пункт 11.8 Мнений).

Выводы Комитета: представленные факты не свидетельствовали о каком-либо нарушении статей Конвенции.