Практика применения Кодекса Российской Федерации

об административных правонарушениях

55. Лицо, управляющее транспортным средством, на наружные поверхности которого нанесены специальные цветографические схемы, сходные до степени смешения с цветографическими схемами автомобилей оперативных служб, подлежит административной ответственности по части 6 статьи 12.5 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи районного суда и постановлением заместителя председателя городского суда, Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 12.5 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за управление транспортным средством, на наружные поверхности которого незаконно нанесены специальные цветографические схемы автомобилей оперативных служб, и подвергнут административному наказанию.

При этом из материалов дела усматривалось, что Г. управлял автомобилем, окрашенным в ярко-желтый (лимонный) цвет, на поверхности которого были нанесены полосы красного цвета с надписью белого цвета "Аварийная служба метро", что свидетельствует о наличии на автомобиле специальных цветографических схем, сходных до степени смешения с цветографическими схемами автомобилей скорой медицинской помощи.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требований пункта 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - Основные положения).

Согласно пункту 11 Основных положений и пункту 7.8 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям) запрещается эксплуатация транспортных средств с нанесенными на наружные поверхности специальными цветографическими схемами, надписями и обозначениями, не соответствующими государственным стандартам Российской Федерации.

В силу пункта 6 Технического регламента Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств", принятого решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. N 877 (далее - Технический регламент о безопасности колесных транспортных средств), цветографическая схема - это графическое изображение компоновки, конфигурации и композиционной взаимосвязи основного цвета, декоративных полос, опознавательных знаков и информационных надписей, нанесенных на наружную поверхность транспортного средства.

Пунктом 2.4.2.1.1 Приложения N 6 к Техническому регламенту о безопасности колесных транспортных средств и пунктом 4.1.1 ГОСТ Р 50574-2002 "Автомобили, автобусы и мотоциклы оперативных служб. Цветографические схемы, опознавательные знаки, надписи, специальные световые и звуковые сигналы. Общие требования", принятого постановлением Госстандарта Российской Федерации от 15 декабря 2002 г. N 473-ст (далее - ГОСТ), определяется состав цветографических схем, согласно которому цветографическая схема наружных поверхностей транспортных средств оперативных служб состоит из следующих элементов: основного цвета наружных поверхностей транспортного средства; декоративных полос; информационных надписей; опознавательных знаков.

ГОСТом устанавливаются, в частности, цвета покрытия наружных поверхностей транспортных средств оперативных служб. Так, определено, что автомобили скорой медицинской помощи имеют основной цвет покрытия белый или лимонный с красными декоративными полосами.

ГОСТом также определено, что его требования являются обязательными, использование цветографических схем, специальных световых и звуковых сигналов на транспортных средствах, не относящихся к оперативным службам, не допускается.

При квалификации действий водителя по части 6 статьи 12.5 КоАП РФ достаточным для вывода о незаконности нанесения специальных цветографических схем на автомобиль является наличие нескольких элементов из перечисленных в ГОСТе и Техническом регламенте о безопасности колесных транспортных средств.

Судебными инстанциями после исследования фактических обстоятельств дела сделан правильный вывод о том, что нанесенные на автомобиле цветографические схемы, с учетом композиционной взаимосвязи имеющихся элементов, сходны до степени смешения с цветографическими схемами автомобилей оперативных служб.

В связи с изложенным судьей Верховного Суда Российской Федерации подтверждена обоснованность выводов судей нижестоящих судебных инстанций о наличии в действиях Г. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 12.5 КоАП РФ.

Постановление N 5-АД18-18

56. При решении вопроса о том, считается ли лицо подвергнутым административному наказанию в соответствии с положениями статьи 4.6 КоАП РФ, подлежит установлению момент окончания исполнения постановления о назначении административного наказания в полном объеме.

В отношении Б. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Согласно данному протоколу Б. 12 октября 2017 г. управлял транспортным средством, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Прекращая производство по делу об административном правонарушении в отношении Б. в связи с отсутствием в его деяниях состава административного правонарушения и наличием оснований полагать, что содеянное Б. влечет уголовную ответственность, мировой судья исходил из следующего.

Статьей 4.6 КоАП РФ определено, что лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления.

Как следует из копии постановления мирового судьи, вступившего в законную силу 17 февраля 2015 г., Б. ранее был привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Назначенное Б. административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок полтора года отбыто им 17 августа 2016 г.

Вместе с тем административный штраф в размере 30 000 рублей, назначенный Б. в качестве основного административного наказания, в установленный законом срок уплачен им не был.

Исполнительное производство по взысканию с Б. административного штрафа в размере 30 000 рублей окончено судебным приставом-исполнителем 29 марта 2017 г. в связи с истечением срока давности исполнения постановления о назначении административного наказания.

Частью 2 статьи 31.2 КоАП РФ установлено, что постановление по делу об административном правонарушении подлежит исполнению в полном объеме с момента его вступления в законную силу, за исключением случая, предусмотренного частью 1.3 статьи 32.2 данного кодекса.

В части 1 статьи 31.9 КоАП РФ определено общее правило, согласно которому постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение двух лет со дня его вступления в законную силу.

При применении статьи 4.6 КоАП РФ и решении вопроса о том, считается ли лицо подвергнутым административному наказанию, подлежит установлению момент, когда исполнение постановления о назначении административного наказания было окончено в полном объеме, учитывая при этом положения статьи 31.9 КоАП РФ о сроках давности исполнения постановления о назначении административного наказания.

В том случае, когда отсутствуют сведения об уплате административного штрафа в течение двух лет со дня вступления постановления о назначении данного административного штрафа в законную силу, а также не имеется сведений о перерыве течения названного срока давности, днем окончания исполнения постановления о назначении административного штрафа (независимо от календарной даты, когда судебным приставом-исполнителем принято решение об окончании исполнительного производства) будет являться день, в который истекли два года со дня вступления данного постановления в законную силу.

Следовательно, лицо будет считаться подвергнутым соответствующему административному наказанию до истечения одного года с указанного дня.

Срок, предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ, в течение которого Б. считается подвергнутым административному наказанию, в рассматриваемом случае истекал 17 февраля 2018 г., то есть по прошествии одного года после истечения двух лет со дня вступления постановления мирового судьи в законную силу.

Таким образом, по состоянию на 12 октября 2017 г. Б. являлся лицом, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

На основании изложенного мировой судья пришел к обоснованному выводу о том, что совершенное 12 октября 2017 г. Б. деяние содержит признаки уголовно наказуемого деяния, в связи с чем прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ.

Постановление N 33-АД18-5