Налог на добычу полезных ископаемых

Налог на добычу полезных ископаемых.

23. При отсутствии утвержденных в установленном порядке нормативов потерь добычи полезного ископаемого, фактические потери считаются сверхнормативными и подлежат налогообложению по ставке, установленной пунктом 2 статьи 342 Налогового кодекса РФ.

Налоговым органом доначислен обществу налог на добычу полезных ископаемых в связи с тем, что в нарушение статьи 336 Налогового кодекса РФ налогоплательщиком из объекта налогообложения налога на добычу полезных ископаемых в рассматриваемых налоговых периодах исключены фактические технологические потери, на которые соответствующие нормативы в установленном порядке не утверждены, в связи с чем налогоплательщиком допущено занижение количества добытого полезного ископаемого, подлежащего налогообложению по общеустановленной ставке - 6%.

Отказывая обществу в удовлетворении требований, суды установили, что общество согласовало только нормативные эксплуатационные потери добычи полезного ископаемого в размере 4,5%, утвержденные в составе проектной документации, в то время как технологические потери обществом согласованы не были. В связи с изложенным суды пришли к выводу о том, что установленные инспекцией в ходе проверки фактические потери полезного ископаемого являются сверхнормативными и подлежат обложению налогом на добычу полезных ископаемых.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.11.2016 N 302-КГ16-14748 по делу N А78-3803/2015 (ЗАО "Рудник Апрелково" против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Забайкальскому краю).

По вопросу учета потерь полезного ископаемого в целях налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых следует учитывать также Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2015 N 302-КГ15-1144 по делу N А78-6124/2013 и Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.02.2013 N 12232/12 по делу N А19-16360/2011.

24. Если технологический цикл по добыче полезного ископаемого заканчивается получением золотосодержащих полупродуктов, объектом по налогу на добычу полезных ископаемых является полупродукт, в силу чего налогоплательщик обоснованно применял для определения стоимости полезного ископаемого способ оценки, указанный в пункте 3 статьи 340 Налогового кодекса РФ (исходя из цены реализации добытого полезного ископаемого - флотоконцентрата).

Судами установлено, что технологический цикл общества по добыче полезного ископаемого заканчивается получением двух золотосодержащих полупродуктов - флотоконцентрата и (или) сплава Доре, в зависимости от сорта руды.

На основании данного обстоятельства налоговый орган пришел к выводу, что обществом добыты драгоценные металлы, следовательно оценка их стоимости определяется исходя из цен реализации химически чистого металла, без учета налога на добавленную стоимость, уменьшенных на расходы налогоплательщика по его аффинажу и доставке (перевозке) до получателя. Стоимость единицы указанного добытого полезного ископаемого определяется как произведение доли (в натуральных измерителях) содержания химически чистого металла в единице добытого полезного ископаемого и стоимости единицы химически чистого металла (пункт 5 статьи 340 Налогового кодекса РФ).

Однако Верховный Суд Российской Федерации поддержал позицию судов трех инстанций о правомерности применения обществом для определения стоимости полезного ископаемого способа оценки, указанного в пункте 3 статьи 340 Налогового кодекса РФ (исходя из цены реализации добытого полезного ископаемого - флотоконцентрата), поскольку объектом по налогу на добычу полезных ископаемых у общества являлся именно золотосодержащий концентрат, а не химически чистый металл.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 09.09.2016 N 303-КГ16-10595 по делу N А80-168/2015 (ООО "Золоторудная компания "Майское" против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Чукотскому автономному округу).

25. Определение степени выработанности запасов конкретного участка недр необходимо производить по всему участку недр, границы которого указаны в лицензии на право пользования недрами, а не по отдельным объектам разработки - пластам, залежам, горизонтам или месторождениям соответствующего участка.

В ходе проверки инспекцией установлено, что общество имеет лицензию на право пользования недрами с целью геологического изучения недр и добычи нефти и газа на Среднеюрольском участке. Участок недр имеет статус горного отвода и включает в себя три нефтяных месторождения.

Обществом произведено исчисление налога на добычу полезных ископаемых по одному из месторождений с применением коэффициента выработанности (Кв) равным 0,3.

Доначисляя налог, инспекция указала, что общество при исчислении налога на добычу полезных ископаемых неправомерно применило к налоговой ставке коэффициент выработанности в размере 0,3, что повлекло занижение подлежащего к уплате в бюджет налога на добычу полезных ископаемых, поскольку указанный коэффициент необходимо рассчитывать по Средненюрольскому участку недр в целом, границы которого указаны в лицензии на право пользования недрами, а не по отдельным объектам разработки - пластам, залежам, горизонтам или месторождениям соответствующего участка.

Верховный Суд Российской Федерации поддержал позицию судов и налогового органа, указав, что геологические и горные отводы не образуют самостоятельных участков недр и являются единым участком недр в рамках лицензии.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 304-КГ16-13667 по делу N А67-6084/2015 (ООО "ННК-Восточная транснациональная компания" против Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Томску).