Иные вопросы участия уполномоченного органа в деле

о банкротстве и применяемых в нем процедурах банкротства

21. Кредитор, выразивший согласие на погашение требований путем принятия отступного, обязан обеспечить соблюдение принципа очередности и пропорциональности удовлетворения требований уполномоченного органа и иных кредиторов, осуществив в их пользу соответствующие выплаты.

В практике судов возник вопрос относительно порядка погашения кредитором, принявшим имущество в качестве отступного, требований иных кредиторов и уполномоченного органа.

По общему правилу, в случае, если специальный порядок реализации имущества должника путем проведения нескольких последовательных торгов, в том числе посредством публичного предложения (статьи 110, 111, 139 Закона о банкротстве), не привел к реализации этого имущества ввиду отсутствия спроса, оно может быть передано кредиторам в качестве отступного.

Согласно абзацу третьему пункта 8 статьи 142 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 222-ФЗ) погашение требования предоставлением отступного допускается только при условии соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

При этом принцип очередности предполагает возможность погашения требований кредитора путем предоставления ему отступного только при полном погашении таким кредитором требований иных кредиторов приоритетной очередности (независимо от стоимости имущества, передаваемого в качестве отступного).

Кроме того, законодательно установленное правило о необходимости соблюдения принципа пропорциональности означает следующее. Принимающий отступное кредитор сверх того перечисляет на счет должника сумму, определяемую как разность между стоимостью имущества и размером требований принимающего отступное кредитора, которые были бы погашены за счет продажи данного имущества третьему лицу по цене отступного, если бы отсутствовали требования кредиторов приоритетной очередности. Эта дополнительная сумма подлежит распределению между иными кредиторами той же очередности, к которой относится принимающий отступное кредитор, пропорционально размеру их требований к должнику, включенных в реестр.

Судам также следует учитывать, что статьей 142.1 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 222-ФЗ) частично изменены правила принятия имущества в качестве отступного. В частности, кредиторы, считающиеся отказавшимися от погашения своих требований путем предоставления отступного (пункты 12 и 13 статьи 142.1 Закона о банкротстве), не вправе требовать получения имущества в натуре или денежных средств от кредитора, заключившего соглашение об отступном. При этом уполномоченный орган и кредиторы, чьи требования в силу закона могут быть погашены только в денежной форме, согласие на получение отступного не направляют, их требования погашаются пропорционально размеру погашаемых требований кредитора, заключившего соглашение об отступном, за счет денежных средств последнего, вносимых на специальный банковский счет должника (пункт 14 статьи 142.1 Закона о банкротстве).

22. В случае заключения уполномоченным органом и должником соглашения о погашении его требований по денежным обязательствам, не являющимся обязательными платежами, предоставлением имущества в качестве отступного, конкурсный управляющий не вправе претендовать на получение процентов по своему вознаграждению за счет уполномоченного органа.

Погашение задолженности по обязательным платежам предоставлением отступного в неденежной форме законодательно ограничено (статья 8 НК РФ), однако уполномоченный орган вправе принять в качестве отступного имущество должника в погашение требований Российской Федерацией по иным денежным обязательствам.

При рассмотрении вопросов об уплате процентов по вознаграждению конкурсного управляющего следует учитывать, что погашение требований уполномоченного органа, кредитора путем заключения соглашения об отступном (пункт 8 статьи 142 Закона о банкротстве, статья 142.1 Закона о банкротстве (в редакции Закона N 222-ФЗ)) обусловлено действиями этих лиц, направленными на обеспечение исполнения обязательств перед ними и осуществляемыми вследствие нерезультативности проведенных арбитражным управляющим мероприятий по реализации имущества должника.

По общему правилу проценты по вознаграждению арбитражного управляющего являются стимулирующей частью его дохода, поэтому погашение требований уполномоченного органа, кредиторов способами, не связанными с эффективным осуществлением конкурсным управляющим мероприятий в рамках соответствующей процедуры банкротства, не может рассматриваться как основание для выплаты такого дополнительного стимулирующего вознаграждения.

Таким образом, по смыслу статьи 20.6 Закона о банкротстве в базу для расчета процентов по вознаграждению конкурсного управляющего не включаются суммы требований, погашенные путем предоставления нереализованного имущества в качестве отступного. В частности, при погашении требований Российской Федерации по денежным обязательствам посредством предоставления отступного конкурсный управляющий не вправе претендовать на получение процентов по своему вознаграждению за счет уполномоченного органа.

23. Суд оставляет без рассмотрения поданное в порядке главы 24 АПК РФ заявление о признании незаконными решений (действий, бездействия) уполномоченного органа, принятых (совершенных) в рамках реализации его полномочий по представлению интересов Российской Федерации в деле о банкротстве (применяемых в нем процедурах), если возникающие в связи с реализацией данных полномочий споры подлежат разрешению в деле о банкротстве.

Хозяйственное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к уполномоченному органу, в котором просило признать незаконными его действия по подаче в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

По мнению заявителя, уполномоченный орган преждевременно обратился в суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) общества, поскольку им не были совершены необходимые действия по принудительному взысканию задолженности.

Суд первой инстанции оставил заявление без рассмотрения, сочтя, что оно было принято к производству ошибочно.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что на разрешение суда передано требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве.

В данном случае рассмотрение вопроса об обоснованности заявления уполномоченного органа согласно пункту 1 статьи 48 Закона о банкротстве отнесено к компетенции арбитражного суда, разрешающего дело о банкротстве.

Так, выражая несогласие с действиями уполномоченного органа по обращению в суд, общество фактически оспаривало обоснованность заявления уполномоченного органа. Кроме того, при осуществлении полномочий по обращению в суд уполномоченный орган не совершал действий административно-властного характера по отношению к обществу.

Следовательно, подобный спор не может разрешаться по правилам главы 24 АПК РФ.

В другом деле суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, которым удовлетворено заявление о признании незаконными действий территориального органа ФНС России по направлению временному управляющему требования о созыве собрания кредиторов по мотиву нарушения уполномоченным органом положений приказа ФНС России от 03.10.2012 N ММВ-7-8/663@ "Об утверждении Порядка разграничения полномочий уполномоченного органа по представлению интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, между центральным аппаратом ФНС России и территориальными органами ФНС России".

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что заявителем избран ненадлежащий способ защиты своих прав. Территориальный орган ФНС России в данной ситуации не выступал в качестве государственного органа, чьи действия могли быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ, поскольку он не обладал в отношении должника, его кредиторов и временного управляющего какими-либо властными полномочиями и не реализовывал эти полномочия. Действия же, связанные с подготовкой, созывом и проведением собраний кредиторов, могут быть оспорены путем предъявления в рамках дела о банкротстве требований о признании решений таких собраний недействительными в порядке, установленном пунктом 4 статьи 15 Закона о банкротстве.

24. При освобождении (отстранении) конкурсного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей уполномоченный орган вправе инициировать проведение собрания кредиторов на основании абзаца четвертого пункта 1 статьи 14 Закона о банкротстве и провести его применительно к правилам пункта 5 статьи 12 Закона о банкротстве.

Предусмотренный пунктом 6 статьи 45 Закона о банкротстве 10-дневный срок для выбора кандидатуры нового арбитражного управляющего исчисляется с момента вынесения судом определения об освобождении (отстранении) предыдущего арбитражного управляющего. Нарушение указанного 10-дневного срока не является основанием для отказа в назначении того арбитражного управляющего, который предложен собранием кредиторов.

При осуществлении процедуры конкурсного производства арбитражный управляющий обратился с заявлением об освобождении его от занимаемой должности.

Суд первой инстанции, выводы которого поддержали суды апелляционной инстанции и округа, рассмотрев заявленное ходатайство, прекратил полномочия конкурсного управляющего (абзац 2 пункта 1 статьи 144 Закона о банкротстве). Одновременно с этим суд принял решение об утверждении нового конкурсного управляющего, чья кандидатура была предложена саморегулируемой организацией, членом которой являлся предыдущий арбитражный управляющий.

Отклоняя доводы уполномоченного органа, обладавшего более чем 90 процентами голосов на собрании кредиторов и возражавшего против кандидатуры вновь назначенного управляющего, суд сослался на то, что право выбора кандидатуры нового арбитражного управляющего либо иной саморегулируемой организации не было реализовано в течение 10 дней со дня подачи предыдущим конкурсным управляющим заявления об освобождении его от занимаемой должности, а потому применению подлежит пункт 6 статьи 45 Закона о банкротстве, в соответствии с которым суд назначает арбитражного управляющего из саморегулируемой организации, членом которой являлся освобожденный (отстраненный) арбитражный управляющий.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по спору судебные акты в части утверждения нового конкурсного управляющего, где в числе прочих выводов обратила внимание на следующее.

Десятидневный срок для проведения собрания кредиторов по вопросу о выборе нового арбитражного управляющего исчисляется не со дня обращения предыдущего управляющего с ходатайством об освобождении его от занимаемой должности (обращения кредитора с требованием об отстранении и т.д.), а со дня фиксации факта прекращения полномочий в процессуальном порядке, то есть со дня вынесения судом определения об освобождении (отстранении) конкурсного управляющего от занимаемой им должности.

Кроме того, само по себе нарушение упомянутого срока не влечет за собой утрату собранием кредиторов права на выбор нового конкурсного управляющего и не является основанием для отказа в назначении того арбитражного управляющего, который предложен собранием кредиторов к моменту проведения судебного заседания по вопросу об утверждении нового арбитражного управляющего. При этом в период, когда у должника фактически отсутствует арбитражный управляющий, проведение собрания кредиторов для решения соответствующего вопроса может быть инициировано лицами, указанными в абзацах третьем - пятом пункта 1 статьи 14 Закона о банкротстве. В этом случае собрание проводится применительно к правилам пункта 5 статьи 12 Закона о банкротстве.

Поскольку судебный акт, принятый без учета данных положений, привел к ущемлению законных интересов уполномоченного органа, голосовавшего за выбор кандидатуры другого арбитражного управляющего, Судебная коллегия направила вопрос об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

25. Арбитражный управляющий вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о взыскании с уполномоченного органа расходов на проведение процедуры банкротства отсутствующего должника при условии, что уполномоченный орган отказал в осуществлении выплаты, уклоняется от ее осуществления или возникли разногласия относительно размера этой выплаты.

В практике судов возник вопрос о порядке выплаты вознаграждения и возмещения расходов конкурсному управляющему за проведение процедуры банкротства в деле о несостоятельности отсутствующего должника, возбужденном по заявлению уполномоченного органа.

Пунктом 2 статьи 227 Закона о банкротстве к компетенции Правительства Российской Федерации отнесено определение порядка и условий финансирования уполномоченным органом процедур банкротства отсутствующего должника.

Пунктом 4 Положения о порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.10.2004 N 573, предусмотрена обязанность арбитражного управляющего предварительно обратиться в уполномоченный орган и представить комплект документов, подтверждающих право арбитражного управляющего на компенсацию расходов в связи с проведением процедуры банкротства отсутствующего должника.

В случае если уполномоченный орган отказал в осуществлении выплаты, уклоняется от ее осуществления или возник спор относительно размера выплаты, арбитражный управляющий вправе обратиться в суд с заявлением о разрешении соответствующих разногласий.

Если арбитражный управляющий предварительно не обращался к уполномоченному органу с требованием о выплате вознаграждения и возмещении расходов, суд оставляет его заявление без рассмотрения на основании пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ.

КонсультантПлюс: примечание.

С 30.07.2017 вопросы привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника за неподачу заявления о банкротстве регламентируются ст. 61.12 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (ФЗ от 29.07.2017 N 266-ФЗ).

26. При разрешении заявления уполномоченного органа о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве следует учитывать, что его обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника.

После завершения расчетов с кредиторами в процедуре конкурсного производства уполномоченный орган на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. В обоснование своего заявления уполномоченный орган сослался на то, что по состоянию на 01.09.2015 должник отвечал признаку недостаточности имущества ввиду значительного размера неисполненных обязательств по оплате обязательных платежей, превышавших размер активов должника.

Возражая против заявленных требований, бывший руководитель должника признал, что по состоянию на 01.09.2015 должник действительно отвечал признакам недостаточности имущества. Однако у него отсутствовала обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о собственном банкротстве, поскольку вопрос о наличии недоимки по налоговым платежам не являлся очевидным, должник предпринимал действия по оспариванию решений налоговых органов о взыскании указанной недоимки.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования уполномоченного органа о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности, указав, что по смыслу абзацев тридцать шесть и тридцать семь статьи 2 Закона о банкротстве признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества носят объективный характер.

В связи с этим несоблюдение руководителем должника обязанности обратиться в суд с заявлением должника при наличии одного из указанных признаков в любом случае свидетельствует о возникновении оснований для удовлетворения требования о привлечении его к субсидиарной ответственности по правилам пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве.

Суд округа отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение, указав следующее.

Суд согласился с тем, что признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества имеют объективный характер и применительно к задолженности по обязательным платежам определяются по состоянию на момент наступления сроков их уплаты за соответствующие периоды финансово-хозяйственной деятельности должника, которые установлены законом, а не на момент выявления недоимки налоговым органом по результатам проведенных в отношении должника мероприятий налогового контроля либо оформления результатов таких мероприятий.

Вместе с тем по смыслу абзаца шестого пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве обязанность руководителя обратиться с заявлением должника возникает в момент, когда находящийся в сходных обстоятельствах добросовестный и разумный менеджер в рамках стандартной управленческой практики должен был узнать о действительном возникновении признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества должника, в том числе по причине просрочки в исполнении обязанности по уплате обязательных платежей.

При этом довод ответчика о том, что вопрос о правомерности требований налогового органа об уплате недоимки на момент принятия инспекцией соответствующего решения не являлся очевидным в том числе по причине отсутствия единообразия в применении налогового законодательства, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о наличии спорной недоимки, не получил какой-либо правовой оценки со стороны судов первой и апелляционной инстанций.

В другом деле уполномоченным органом заявлено аналогичное требование, которое суды трех инстанций удовлетворили.

Приняв во внимание обычные условия делового оборота, суды учли, что директор должника должен был знать о фактическом наличии вмененной недоимки, отслеживание информации о состоянии расчетов с бюджетом по налогам входит в круг его обязанностей. К тому же задолженность по обязательным платежам доначислена налоговым органом ввиду выявления схемы оптимизации налогообложения, о незаконности которой директор должен был знать, поскольку судебная практика по вопросу о правомерности использования подобной схемы на протяжении длительного периода времени являлась устоявшейся и единообразной.

При таких условиях суды пришли к выводу, что бывший руководитель должен был знать о наличии признаков недостаточности имущества должника и был обязан обратиться в суд с заявлением должника. Поскольку ответчик указанную обязанность не исполнил, суды привлекли его к субсидиарной ответственности по правилам пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве.

27. Переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего.

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества несостоятельным (банкротом). В своем заявлении он просил ввести в отношении должника процедуру наблюдения, назначить предложенного им временного управляющего, признать обоснованными заявленные требования и включить их в третью очередь реестра требований кредиторов.

После возбуждения производства по делу кооператив, подавший вслед за банком заявление о вступлении в дело, погасил требования банка к должнику в полном объеме, после чего обратился с ходатайством о процессуальной замене.

Суд первой инстанции осуществил процессуальное правопреемство на стороне заявителя по делу о банкротстве, заменив банк на кооператив. Кроме того, суд объединил для совместного рассмотрения требования кооператива, указанные им в заявлении о вступлении в дело, и требования, перешедшие к кооперативу от банка.

По результатам рассмотрения обоснованности заявления суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной инстанции и округа, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, включил требования кооператива в третью очередь реестра требований кредиторов и назначил предложенного кооперативом временного управляющего.

Уполномоченный орган обжаловал судебные акты в части утверждения временного управляющего в Верховный Суд Российской Федерации.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации кассационную жалобу уполномоченного органа удовлетворила и судебные акты в части утверждения временного управляющего отменила, указав следующее.

Несмотря на то, что в силу пункта 5 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации на стороне заявителя по делу о банкротстве произошла суброгация, изменение субъектного состава правоотношения не предоставляет права новому заявителю (кооперативу) пересмотреть предложенную его правопредшественником кандидатуру арбитражного управляющего.

В подобном случае назначению в качестве временного управляющего подлежит то лицо, которое указано в первом заявлении о признании должника банкротом.

Право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации с учетом специфики отношений несостоятельности не может перейти ко второму заявителю независимо от того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство (абзац второй пункта 9 статьи 42 Закона о банкротстве).

27.1. Временным управляющим в деле о банкротстве не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

Кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества несостоятельным (банкротом), в котором просил ввести в отношении должника процедуру наблюдения, признать обоснованными требования кооператива и включить их в реестр требований кредиторов акционерного общества с удовлетворением в третью очередь, утвердить предложенную кооперативом кандидатуру временного управляющего.

Затем с заявлением о банкротстве акционерного общества обратился банк. При обращении в суд банк указал иную кандидатуру арбитражного управляющего.

Заявление кооператива принято судом к производству.

После возбуждения производства по делу о несостоятельности банк погасил задолженность акционерного общества перед кооперативом, попросил суд рассмотреть его заявление и утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего. Банк полагал, что в сложившейся ситуации именно его требование является первым обоснованным. Кроме того, банк поставил под сомнение независимость предложенного кооперативом управляющего, ссылаясь на аффилированность кооператива и акционерного общества в силу статьи 19 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении акционерного общества процедуру наблюдения, включил задолженность перед банком по кредитному договору в реестр. При этом суд утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

Суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации, с учетом специфики отношений несостоятельности, не может перейти к другому лицу при погашении первоначально заявленного требования. Суд отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является лицом, заинтересованным по отношению к кооперативу или должнику.

Уполномоченный орган в апелляционном порядке обжаловал определение суда первой инстанции в части утверждения временного управляющего.

Суд апелляционной инстанции удовлетворил жалобу уполномоченного органа.

Суд указал, что, по общему правилу, временным управляющим действительно утверждается лицо, кандидатура которого предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если данное заявление являлось обоснованным на момент его подачи (независимо от того, погашено впоследствии требование или нет).

Заявление кооператива было обоснованным на момент его подачи.

Между тем суд первой инстанции не учел особенности рассмотрения дела о несостоятельности, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве). Такое регулирование направлено на обеспечение подлинной независимости управляющего, предотвращение потенциального конфликта интересов, то есть на устранение всяких сомнений по поводу того, что управляющий, предложенный должником, в приоритетном порядке будет учитывать интересы последнего, ущемляя тем самым права гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, правила пункта 5 статьи 37 Закона о банкротстве подлежат применению по аналогии (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемая организация предложены связанным с должником лицом - заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель по делу о банкротстве (кооператив), чье требование на момент подачи в суд являлось обоснованным, аффилирован по отношению к акционерному обществу, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из саморегулируемой организации, в которой не состоял кандидат, предложенный кооперативом (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве, часть 6 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2014 года N 482-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях").

Аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

(п. 27.1 введен Дополнением, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018)

28. После введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа по обязательным платежам на основании положений статей 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве.

Обязательства по иным требованиям могут быть исполнены третьим лицом лишь в процедурах внешнего управления либо конкурсного производства в соответствии со специальными правилами, установленными статьями 113 и 125 Закона о банкротстве. Положения подпункта 1 пункта 2 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации после введения в отношении должника первой процедуры банкротства применению не подлежат.

В рамках дела о банкротстве должника комбинат перечислил акционерному обществу, являющемуся конкурсным кредитором, денежные средства в размере, эквивалентном сумме требований акционерного общества к должнику, и обратился с заявлением о процессуальном правопреемстве.

Суд первой инстанции названное ходатайство удовлетворил, заменив акционерное общество в реестре требований кредиторов должника на комбинат.

Суд указал, что должник допустил просрочку в исполнении денежных обязательств перед акционерным обществом, в связи с чем применению подлежит подпункт 1 пункта 2 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции определение суда первой инстанции отменил и в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве отказал.

Апелляционный суд отметил, что положения подпункта 1 пункта 2 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, как допускающие исполнение обязательства перед отдельным кредитором в индивидуальном порядке, не могут быть применены после введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В силу прямого законодательного регулирования третьим лицом индивидуально могут быть погашены только требования уполномоченного органа по обязательным платежам по правилам статей 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве, которые являются специальными по отношению к общим положениям абзаца четвертого пункта 1 статьи 45 НК РФ.

Иные же обязательства должника перед кредиторами третье лицо вправе исполнить только посредством удовлетворения в полном объеме всех требований, включенных в реестр, либо в процедуре внешнего управления, либо в процедуре конкурсного производства (статьи 113 и 125 Закона о банкротстве). При этом названное регулирование не означает, что конкурсный кредитор не вправе уступать принадлежащее ему требование к должнику на основании договора цессии.